MBA с русским характером

MBA с русским характером
Вилфрид Ванхонакер

Родился 4 марта 1954 г. в Оуденаарде (Бельгия). В 1979 г. окончил университет Пардью (Индиана, США).
• 2007-н.вр.: Московская школа управления СКОЛКОВО, декан;
• 2000—2007: Китайско- европейская международная бизнес-школа в Шанхае (CEIBS), декан и проректор; Гонконгский университет науки и технологий (HKUST), исполнительный директор Центра маркетинга HKUST;
• 1990—2000: INSEAD, Фонтенбло, Франция, профессор кафедры маркетинга; Гонконгский университет науки и технологий (HKUST), профессор маркетинга; бизнес-школа при Гонконгском университете науки и технологий (HKUST), декан факультета;
• 1988—1990: INSEAD, Фонтенбло, Франция, преподаватель кафедры маркетинга;
• 1979—1988: Колумбийская высшая школа бизнеса (Columbia's Graduate School of Business), доцент.


Начало осени у всего делового сообщества ассоциируется с возобновлением бизнес-процессов, своего рода возрождением после утомительного летнего зноя и ожиданием реализации новых проектов. С особым трепетом ждут сентября и в Московской школе управления СКОЛКОВО, когда состоится официальное открытие кампуса. Разговоры о нехватке в России квалифицированных кадров для освоения инновационного поля экономики ведутся давно, и явно не без оснований. Эта проблема обсуждается на самом высоком государственном уровне, совершаются попытки адаптировать к нашим условиям мировой опыт. Ведь система бизнес-образования в России начала развиваться совсем недавно. Одним из активаторов этого процесса, по замыслу инициаторов образовательного проекта, и должна стать бизнес-школа СКОЛКОВО. Официальная дата ее основания — 21 сентября 2006 года. За этот короткий промежуток времени уже удалось достичь многого. Об особенностях и принципах инновационной программы подготовки бизнес-лидеров XXI века нашему корреспонденту рассказал декан Московской школы управления СКОЛКОВО Вилфрид Ванконахер.

— Скажите, Вилфрид, что отличает Школу управления СКОЛКОВО от других подобных школ, которые в России представлены филиалами широко известных мировых университетов и новыми учебными заведениями?

— Идея создания Школы в России возникла не на пустом месте. В 2003 году несколько независимых предпринимателей собрались и решили, что такая Школа нужна по многим причинам. Создав школу МВА, возможно решить проблему нехватки квалифицированных и талантливых менеджеров, тогда как кадровый потенциал в России всегда был большой. Отпадет необходимость отправлять людей за границу и тратить немалые деньги на их обучение. К тому же, в то время не было гарантии качества знаний и возможностей их применения в реальной обстановке. В результате, в 2006 году школа была официально открыта. Мы пытаемся в целом изменить подход к обучению менеджеров. Дело в том, что большинство бизнес-школ не сильно изменились за последние 30-35 лет, и у меня часто возникает ощущение, что многие зарубежные школы отстают от современного развития общества, в том числе, и в плане обучения реальным жизненным процессам. Поэтому, необходимо было создать принципиально новое для России учебное заведение. Но это задача достаточно рискованная.
Нужна ли России такая школа? Безусловно. Как нужны и глубокие индустриальные знания для создания стабильной инновационной экономики. Я считаю, что для вашей страны критически важно развивать и стимулировать предпринимательскую активность. А это и есть основная задача школы — уделить особое
внимание лидерским качествам предпринимателя и наделить индивида качественными и современными экономическими знаниями.

— Любое начинание в России сопряжено с определенного рода рисками…


— Россия одно из немногих мест на Земле, где люди все еще готовы идти на такие эксперименты. Да, это очень дорогой процесс, но здесь предприниматели еще хотят создавать такие грандиозные проекты. Те, кто нас поддерживают, имеют очень большой опыт в бизнесе и понимают необходимость таких школ. Как понимает необходимость такого учебного заведения, создания новых моделей обучения и государство. А это очень важно для создания правильной инфраструктуры проекта.

— Как Вы думаете, сколько многие из них по разным причинам покинули страну. Создание школы, возможно, поможет исправить ситуацию и вернуть России нужно лет для самостоятельного развития экономики страны и ее инновационного потенциала?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Мир меняется постоянно и необходимое количество талантливых людей меняется. К счастью, со времен СССР, в России сохранился сравнительно неплохой уровень образования, по крайней мере, в научной сфере. А кроме того, сохранилась хорошая традиция — учиться и получать новые знания. Во многих областях работали талантливые люди, но, к сожалению, специалистов из-за границы. Мы сможем остановить «утечку мозгов» и создать обратную тенденцию. Зависит это и от развития больших предприятий и корпораций в области IT, управления, для таких компаний, как Газпром, или других нефтяных и газовых компаний, где нужны талантливые специалисты. Я думаю, уже через 10 лет, страна сможет добиться результата. Но нужно не столько время, сколько необходимые условия для жизни. Чтобы у специалистов возникало желание стремиться к развитию в своей стране. Думаю, что это самый реальный прогноз. Хотя, вполне возможно, что этот процесс займет и более длительный период времени.

— А вообще, для современной российской действительности это много или мало?


— Конечно, 10 лет это серьезный срок. Но время летит стремительно. Еще 4 года назад на этом месте не было ничего, но уже в сентябре мы полностью переносим сюда, на кампус СКОЛКОВО, все свои мощности. Вполне возможно, что мы сможем достичь результатов и быстрее. Сейчас рядом создается наукоград Сколково. С его развитием возникнет реальная необходимость в кадрах, понадобится огромное количество людей, знающих как управлять инновационными процессами. И кому-то нужно будет их готовить. Мы, конечно, думаем об этом, принимая во внимание, что инноград будет находиться совсем рядом, и у нас, возможно, будет программа по инновационному управлению и капитализации идей. С развитием страны возникнет множество возможностей в разных областях экономики. Все, что нужно будет делать нам — приспособиться и двигаться в ногу с этими процессами, и через 5-10 лет все встанет на свои места. Будет много специалистов, получивших образование за границей. Они вернутся и принесут хороший опыт, появится больше талантливых ребятах, придет здоровая конкуренция.

— В чем заключается философия школы?

— Особенности нашей школы в том, что у нас есть очень четкое понимание того, какого специалиста мы хотим получить на выходе. Мы не стараемся воспитать универсального менеджера. Наша задача — подготовить специалиста под такой сложный рынок как Россия, со всеми его сложностями и кризисными ситуациями, с множеством испытаний и рисков. Мы хотим создать предпринимателей, которые будут стоять в первых рядах и смогут прийти в разные области экономики: бизнес, государственное управление, даже социальные сферы. Настоящей особенностью и инновацией нашей программы является то, что мы сфокусированы на обучении реальному опыту. В Школе человек получает возможность действовать и принимать решения на основе живых примеров. Другой аспект в том, что мы уделяем внимание каждому обучаемому в отдельности и стараемся развить у него лидерские качества. У каждого студента свой индивидуальный наставник. Такое сочетание, когда мы отходим от общепринятой схемы обучения в аудитории, дает возможность таланту в каждой области пробиться наружу.

— Как я понимаю, у вас есть студенты, которые уже является предпринимателями, и хотят получить знания в своей области. Помогаете ли вы продвинуть их собственный бизнес?

— Да, некоторые наши студенты успешные бизнесмены. Но идея как раз и заключается в том, чтобы сделать их более продуктивными и эффективными в своем деле. Мы усиливаем стремление к успеху и увеличиваем шансы студентов на пути к нему, даем необходимые знания, оценку деятельности. А кроме того, они получают абсолютно уникальный круг общения и завязывают новые деловые связи.

— Принимаете ли вы во внимание особенности российского законодательства и административной среды?

— Как я уже говорил, мы уделяем особое внимание реальным условиям обучения. Это реальность, и нет никакого смысла обучать талант в стерильных условиях. Если люди хотят начинать бизнес в России, они должны принимать законодательство именно этой страны. Мы стараемся сделать так, чтобы студенты могли находить выход из любых сложных ситуаций. Я верю, что с процессом создания такого рода специалистов, мы сможем инициировать процесс, когда среда сможет меняться, и с ее изменениями появятся и новые законодательные тенденции. Мы находимся в самом эпицентре процесса модернизации, когда одно следует за другим и меняе т некоторые вещи в позитивную сторону.

— Кто входит в преподавательский состав Школы?

— Мы стараемся держать планку и приглашать только лучших профессоров. У нас есть как российские преподаватели, так и зарубежные специалисты. Для нас очень важно иметь самые лучшие кадры. Здесь опять возникает взаимосвязь, чем лучше специалисты в России, тем больше ответственности у иностранных преподавателей и у студентов в процессе обучения. Это и создает ту самую неповторимую атмосферу… Нам очень важно создавать в Школе конкурентную среду. Вот почему у нас также много и иностранных студентов.
Возникает процесс обмена опытом, проникновение культур, осознание глобальности процесса.

— Каково процентное соотношение российских и иностранных преподавателей?


— Из всего педагогического состава в 50 человек, только двое русских. У нас есть корейцы, американцы, китайцы, бельгиец. Они четко представляют то, чему они будут учить студентов. Конечно, это не будет касаться обучения русской культуре и языку, а в остальном, они очень даже знающие люди. Они привносят свои знания и умения, которые уже применяли в разных условиях. Есть люди, которые учились лидерству, но нет тех, которые смогли бы делиться своими знаниями на профессиональном уровне. Нам нужны, прежде всего, профессиональные преподаватели, способные донести знания и выработать определенные умения у студентов. В России нет специалистов с опытом управления хотя бы в 5-6 лет и способных преподавать…

— Какие стратегические преимущества у Школы в России, какие недостатки по сравнению с другими программами МВА?

— В общем смысле наше преимущество и недостаток в том, что мы — новая школа. Мы начали с чистого листа, но у нас есть возможность сделать что-то совершенно новое. По сравнению со школами в Гарварде, у нас нет определенных традиций, что, кстати сказать, не замыкает нас в их рамки. Для них любые перемены — это нелегко. Для нас революционные лозунги это и есть традиции, мы можем себе позволить меняться в соответствии с мировой ситуацией, они по большому счету — нет. Это дает нам огромное преимущество, при условии, что мы понимаем тенденции мирового рынка. У нас уникальная программа, и есть шанс быть более успешными, чем все существующие школы.

— И все же, хотелось бы поподробнее о недостатках?


— У нас пока нет репутации, нам ее нужно выстроить, а это непросто, потому что в России достаточно академичный подход к обучению. Многие не могут пока воспринять наш особый подход в соотношении теории и практики. Для мировой общественности мы тоже пока стоим где-то далеко, ввиду того, что в России никогда до этого времени не было бизнес-школ. Какие гарантии того, что России удастся что-то сделать в этой области выдающегося? Здесь возникает некоторая проблема в том, чтобы собрать лучших специалистов. Для людей за границей пока непонятно, что получится из этого проекта. Я столкнулся с таким подходом к новому в бизнес-образовании, когда работал в Китае, но все изменилось, и теперь все хотят в Китай. Это часть эволюции!

— То есть через некоторое время иностранные специалисты потянутся в Россию?


— Да, я могу себе это представить. Сейчас нужно быть по-хорошему авантюристом, чтобы приехать сюда, но именно таких людей мы и ждем. Мы стремимся создавать и развивать такие таланты. Как только создастся благоприятная атмосфера, люди сами будут приезжать сюда. В Европе сегодня нет такого экономического роста, как в России, и молодые люди, которые хотят развиваться, будут приезжать сюда.

— Обучение в школе идет только на английском языке. Не является ли это преградой для русских студентов, ведь у нас не все достаточно свободно владеют английским языком?

— Официальный язык Школы — английский. Это международный язык, большая часть наших преподавателей иностранцы, как и примерно 30 % студентов. Некоторые слушатели не владеют языком свободно, но мы не видим в этом преград. Я считаю, важнее иметь квалифицированных преподавателей и студентов. Мы не можем позволить себе компромиссов между качеством и доступностью.

— Есть ли в планах развития школы создание региональных филиалов?


— Да, конечно, мы понимаем, что одной школы недостаточно. Но пока у нас нет определенных
планов. Я не вижу причин, чтобы в один прекрасный момент у нас появилась школа в Санкт-Петербурге, Калининграде или даже Владивостоке. Таланты нужны по всей России. Это имеет смысл, ведь мы всегда д олжны идти навстречу клиентам и требованиям рынка.

— Насколько просто к вам попасть?

— Скажу честно — непросто. У нас очень жесткий отбор и высокие требования. Мы не гонимся за количеством студентов, нам важно качество! Это не часть плана по приобретению репутации, это то, как ее можно заработать. Репутацию создают специалисты, которые из Школы приходят в бизнес. У нас всего 40 студентов МВА, и если 5 из них не достаточно хороши — это очень заметно, ведь мы создаем настоящих лидеров.

— Вы учитываете талант, даже если человек недостаточно опытен?


— Если у человека есть потенциал, мы его возьмем. Я усвоил одну вещь, работая с предпринимателями: у них есть особый дар видеть людей. Поэтому в отборе кандидатов мы стараемся применять разные подходы, как обычный академический, так и интуитивный. До того как попасть в Школу, кандидат проходит ряд собеседований, а на последнем этапе, пожалуй, самом серьезном, проходит собеседование с учредителями школы. Вот тогда и решается, нужно ли взять человека и есть ли у него необходимые качества, чтобы учиться в СКОЛКОВО.

— Спасибо за беседу.


«»