Из-за чего замедляется рост депозитной базы

Из-за чего замедляется рост депозитной базыЗаместитель генерального директора госкорпорации "Агентство по страхованию вкладов" в августе посетил Алтайский край и рассказал представителям местного банковского сообщества, из-за чего замедляется рост депозитный базы, почему не стоит ждать увеличения максимальной суммы страхового покрытия и как агентство будет улучшать дисциплину участников рынка.

Андрей Мельников,
заместитель генерального директора госкорпорации "Агентство по страхованию вкладов":

Самая спокойная и благородная часть нашей работы — это защита сбережений населения. И самый частый вопрос, который я слышу на протяжении уже двух лет: когда будет следующее увеличение максимального страхового возмещения, которое сегодня составляет 700 тыс. рублей? Ответ у нас простой: не в ближайшее время. Попробую объяснить почему. Вообще-то, у нас были скромные планы или даже мечты о том, чтобы сделать корректировку на уровне инфляции и поднять планку до 1 млн. рублей. Но некоторые события, которые произошли за последние 12 месяцев, несколько подкосили наши финансовые возможности. Прежде всего это почти 12 млрд. рублей, которые нам пришлось выплачивать по группе банков предпринимателя Матвея Урина. Очевидно, что эта пробоина сопоставима с квартальным отчислением всех российских банков в систему страхования вкладов.

Второй случай связан с "АМТ-банком", вкладчикам которого мы начинаем выплачивать возмещение. Там такая же сумма — 12 млрд. рублей. Оба этих случая притормозили наше движение. И если смотреть в наше будущее, то мы с некоторой долей вероятности ожидаем выплаты сопоставимого масштаба в перспективе одного-двух лет. И в этих условиях идти на увеличение гарантий будет неосмотрительно.

Мы также не имеем планов по корректировке размера отчислений банков с вкладов в систему страхования. Их размер в 0,1% от суммы вкладов в квартал останется неизменным в среднесрочной перспективе.

Что касается прогноза по росту вкладов в текущем году, то мы его снизили с 26–28% до 22%. Почему? Началась заметная реакция людей на снизившиеся ставки. Я, конечно, могу предположить, что у населения стало меньше денег, но, скорее всего, это не так. Денег если и стало меньше, то только у определенной группы. Когда мы сообщили о пересмотре прогноза, то газета "Ведомости" откликнулась заголовком "Нищие нищают, богатые богатеют". Это очень похоже на правду. Потому что зарплаты низкодоходных групп населения либо остались прежними, либо немного снизились, и при низких процентных ставках это никак не мотивирует людей оставлять деньги в банках. А те несколько процентов людей, у которых доходы высокие, сейчас просто не видят другого инструмента сбережений, помимо вкладов. Поэтому у нас меняется структура вкладов: доля крупных увеличивается, а депозиты до 100 тыс. постепенно вымываются.

Другая не менее важная составляющая нашей работы, которую нам поручили делать в кризис, — это санация кредитных организаций. Надеемся, что закон, который дал нам эти полномочия, в этом году будет пролонгирован. Вполне возможно, что Госдума в качестве дембельского аккорда примет поправки в Закон "О санации кредитных организаций" и механизм станет постоянно действующим.

Если говорить о подходах к санации, то мы переосмыслили свою тактику действий. В 2008 году мы просто финансировали на льготных условиях новых инвесторов, которые покупали проблемные банки. То есть действовали как инвестиционный банк. При этом у нас было несколько операций, которые популярны в мировой практике. Наши коллеги из США в 98% случаев ровно так и поступают. Они передают хорошие активы проблемного банка другой кредитной организации, а плохие подвергают процедуре ликвидации. Вполне возможно, что в последующем при санации кредитных организаций эти процедуры мы и будем стараться применять. То есть не пытаться всеми силами сохранить банк как юридическое лицо, а передавать здоровую часть активов по конкурсу другим банкам. Это поможет наладить дисциплину: никто не будет думать, что банк может жить вечно, даже если он плохо работает.