Дмитрий Калаев, интервью для Venture Business News

Дмитрий Калаев, интервью для Venture Business NewsДмитрий Калаев, управляющий партнер фонда Red Button


   Бывший советник министра инвестиций и развития Свердловской области Дмитрий Калаев открыл в Екатеринбурге венчурный фонд под названием Red Button, который будет вкладывать по $50-250 тысяч в IT-стартапы.

- Расскажите о направлениях деятельности фонда Red Button. На чем специализируется фонд?
   - Ключевое отличие нашего фонда от «типичного» российского – все управляющие партнеры опытные бизнесмены сферы информационных технологий. У каждого партнера за плечами создание не одного собственного бизнеса и реализация ряда выходов из этих бизнесов. В связи с этим мы очень сфокусированный фонд. Мы берем только проекты сферы информационных технологий на ранней стадии – когда есть только идея или прототип, который необходимо выводить на рынок. Плюс не берем проекты сферы B2B, потому что такие проекты требуют значительно большего времени для получения органического роста, чем B2C или С2С.

- Какова география деятельности компании?
   - Так как мы работаем с ранней стадией проектов, то для таких проектов требуется еженедельный мониторинг и постоянное нахождение на близкой связи. Исходя из этой специфики, само собой получается, что мы работаем только с проектами, находящимися в географической близости – это, в первую очередь, Свердловская и Челябинская области, Пермский край.

- Каковы условия получения инвестиций из фонда?
   - Как и большинство фондов, мы берем долю в проекте, наши рамки от 20% до 40% владения проектом. Совершенно точно, мы никогда не возьмем более 45%, так как считаем, что это демотивирует предпринимателя и проект приходится «тащить» уже в большей степени управляющим партнерам фонда.

- Какова величина средней/максимальной инвестиции?
   - Про размер средней инвестиции мы сможем сказать через год-два работы, максимальная возможная инвестиция – $200 тысяч. Внутри нашего фонда существует несколько этапов инвестирования проекта – на первом этапе мы даем до $20 тыс. на создание прототипа, далее до $50 тыс. на проверку рынка и дальнейшие инвестиции на масштабирование бизнеса.

- Как проводится экспертиза? Сколько примерно она длится?
   - От момента первой встречи до вхождения в проект не более двух месяцев. Самый короткий срок от первой встречи до вхождения в проект, который у нас был – две недели. Процесс выглядит следующим образом. Попавший в поле зрения нашего фонда проект представляется всем управляющим партнерам на предварительной инвестиционной сессии. Если ни у одного из управляющих партнеров нет возражений против этого проекта, то один из партнеров берет на себя подготовку проекта и еженедельно сообщает о прогрессе в подготовке этого проекта. Не позднее чем через два месяца, проект выносится на решающее рассмотрение на инвестиционном комитете фонда и при единогласном голосовании совершается сделка.


- Сколько человек в команде фонда?
   - У нас пять управляющих партнеров, три человека в advisory board и сейчас мы начинаем работу с венчурными партнерами, которых, по нашему мнению, будет еще не более пяти. Таким образом, есть ядро фонда из пяти человек, которые ведут регулярную деятельность и некоторое количество внешних отраслевых экспертов, которые помогают в работе с проектами.

- Достаточно ли компаний на рынке, отвечающих инвестиционным критериям фонда?
   - Команд, идей и предпринимателей достаточно, но хороших проектов недостаточно, поэтому мы сразу работаем не только как фонд, занимающийся отсевом входящих проектов, но в большей степени как акселератор, занимающийся переформатированием проектов и доукомплектованием команд. Плюс в каждый проект вкладывается экспертиза наших управляющих партнеров, – поэтому основная ценность нашего фонда не деньги, а именно smart money.

- Каков объем фонда?
   - Объем фонда - $5 миллионов. Сделать фонд большего размера для нас не составляло труда, однако, именно из-за ограничения по количеству зрелых проектов, в которые возможно сегодня инвестировать фонд большего размера не нужен.

- Кто инвесторы фонда?
   - Значительная часть фонда сформирована от самих управляющих партнеров, другая часть фонда от предпринимателей Екатеринбурга, как сферы информационных технологий, так и из других отраслей экономики.

- В чем, на Ваш взгляд, причины отсутствия на рынке хороших проектов?
   - Есть много причин, но я бы хотел отметить три ключевые. Во-первых, Россия только начала этот путь. Качественные проекты не могут возникнуть из ниоткуда – требуется время, чтобы количество перешло в качество. Во-вторых, все еще бытует убеждение, подогреваемое академической средой, что для качественного проекта достаточно уникальной технологии – это серьезное заблуждение. Пока в проекте нет предпринимателя, готового отдавать проекту по 100 часов в неделю, никакого проекта не существует. В-третьих, для качества нужны истории успеха, задающие ориентир и создающие обратную связь от рынка и успешных предпринимателей к начинающим предпринимателям. Пока таких историй успеха единицы.

- Сколько проектов в общей сложности финансирует компания в год?
   - В нашем плане - за первый год пройти стадию прототипа для двадцати проектов.

- Сколько проектов ежегодно финансируется в России?
   - Мне сложно говорить про все отрасли рынка, но я могу сказать, что сейчас в России есть около четырех тысяч проектов в сфере информационных технологий. От фондов и бизнес-ангелов, по моей оценке, получают финансирование порядка четырехсот проектов. Еще около четырехсот проектов получают грантовое финансирование по региональным и федеральным программам. Итого около тысячи проектов получают инвестиции или гранты. При этом среди грантополучателей уже сформировались команды, которые не настроены реально на создание бизнеса, а превратились в серийных стартаперов, получающие ежегодно гранты и счастливо существующие на эти гранты.

- Спасибо за беседу.