США?-?мировой лидер в области инноваций, а Россия?

28 августа в Москве прошел круглый стол «Инновации?—?кто выиграет (и проиграет) гонку за статус новых мировых лидеров». Мероприятие стало первым в серии событий, которые проходят в преддверии Московского международного форума инновационного развития «Открытые инновации».


США - мировой лидер в области инноваций, а Россия?   В обсуждении участвовали: замминистра экономического развития, председатель программного комитета форума «Открытые инновации» Олег Фомичев; глава ОАО «РВК» Игорь Агамирзян; директор по инновационному развитию, руководитель Аналитического дивизиона ОАО «РОСНАНО» Юрий Удальцов; директор департамента организации исследовательского комплекса фонда «Сколково» Леонид Водоватов; сооснователь и управляющий партнер Almaz Capital Partners Александр Галицкий; директор по развитию бизнеса IBM в России и СНГ Олег Бяхов. Модератором круглого стола выступил Евгений Кузнецов, директор департамента инноваций и социальных программ ОАО «РВК».
   Очевидно, что в гонке за статус мирового лидера инноваций Соединенные Штаты Америки опережают другие страны, оставляя позади Европу. Как же России участвовать в гонке и не оставаться на «скамье запасных»? Комментируя общую ситуацию, Игорь Агамирзян отметил: «Инновационное развитие в современном глобальном мире невозможно без международной конкуренции и международной кооперации. России важно найти свое место в глобальных цепочках поставок и добавленной стоимости. Для этого нам необходима максимальная интеграция с международными рынками и применение общепринятых стандартов ведения бизнеса».
   Юрий Удальцов подчеркнул, что создание эффективных институтов по развитию инноваций?—?уникальный процесс для каждой отдельной страны, который должен меняться, у него может быть много фаз, требующих разных подходов и длительного времени. По мнению Юрия, важно понимать, что России только предстоит пройти этот процесс, и на данном этапе нужны институты, соответствующие текущему уровню развития страны. «Ни одна страна не может быть инновационной, если она не будет ориентироваться на экспорт»,?—?считает господин Удальцов.
   По мнению Леонида Водоватова, интеллектуальная и территориальная концентрация инновационных институтов, скорость принятия решений и производства инновационного продукта их субъектами, а также многообразие внутренних и внешних связей на страновом уровне являются важными факторами успеха инновационной политики страны.
   Александр Галицкий акцентировал внимание на том, что ни один качественный продукт не является продуктом одной страны, и для России важно занять свое место в цепочке производства такого продукта. При этом оптимальным вариантом было бы создание интеллектуального капитала в стране при размещении производства там, где это будет выгоднее. Для этого, по его мнению, необходим целый комплекс решений, где важными условиями становятся и эффективная миграционная политика в целях обеспечения «притока мозгов» в страну, и образовательный процесс в области создания и управления инновациями.
   Олег Бяхов подчеркнул, что необходимо создавать условия, при которых инновации будут востребованы внутри страны. При этом важно научиться сочетать скорость реакции на рыночные изменения и терпеливое ожидание результатов «длинных» инфраструктурных проектов, таких как госпрограмма технопарков или развитие иннограда «Сколково».
   Пути решения накопившихся проблем и актуальных вызовов будут выработаны совместными усилиями в ходе форума «Открытые инновации», который пройдет в Москве 31 октября?—?3 ноября 2012 г. «Россию не воспринимают как мирового игрока, все страны сформировали у себя мощные инновационные программы?—?«Startup America», «Innovation China», Россия?—?да, что-то продекларировала, но очень слабо,?—?говорит Евгений Кузнецов.?—?От нас ждут подобное. Они не видят, что мы сделали. Для этого нужен Форум. Чтобы качественно сдвинуть процесс, нам ?—?игрокам инновационного рынка?—?нужно встретиться вместе и договориться. Только так, действуя сообща, мы сможем что-то решить. Чтобы сформировать полную инновационную систему, понадобиться 15-20 лет. Мы прошли лишь треть этого срока».