Приемная мать Максима Кузьмина звонила в 911 и пыталась реанимировать сына: обнародована запись

Приемная мать Максима Кузьмина звонила в 911 и пыталась реанимировать сына: обнародована запись

Приемная мать погибшего в Техасе трехлетнего Максима Кузьмина звонила в службу спасения и пыталась реанимировать сына после того, как увидела его лежащим без сознания на детской площадке. Об этом свидетельствует обнародованная изданием Odessa American 20-минутная запись звонка Лоры Шатто в экстренную службу "911" (аудиофайл размещен в конце статьи на сайте издания).

Шатто говорит оператору, что ее сын не дышит, и просит как можно скорее прислать кого-нибудь на помощь. На протяжении всего разговора она делала Максиму искусственное дыхание и непрямой массаж сердца и пыталась нащупать у него пульс при помощи стетоскопа (цитата по ИТАР-ТАСС).

Женщина объясняет оператору, что отошла на несколько минут в дом, пока ребенок играл на детской площадке. Вернувшись, она обнаружила Максима в бессознательном состоянии.

Рыдая, Шатто говорит, что не знает, что произошло с ребенком, и сообщает, что он страдал аутизмом, сам наносил себе травмы и что ему давали лекарства. "Где они (сотрудники скорой помощи)? Пожалуйста, мне нужна помощь", - умоляет оператора Шатто.

На записи также слышно, как плачет младший брат Максима - двухлетний Кирилл, игравший с ним на детской площадке. "Мама не делает ему (Максиму) больно. Мама пытается ему помочь", - говорит женщина.

Максим Кузьмин, получивший при усыновлении имя Макс Алан, и его брат Кирилл (Кристофер Элвин) были усыновлены супругами Аланом и Лорой Шатто в конце прошлого года из Псковского областного дома ребенка, расположенного в городе Печоры.

21 января 2013 года мальчик скончался в больнице техасского города Одесса. В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть ребенка произошла вследствие несчастного случая.

Непосредственной причиной смерти стал разрыв брыжеечной артерии тонкой кишки вследствие травмы брюшной полости, нанесенной тупым предметом. Вскрытие показало, что в момент смерти на теле Максима было более 30 синяков, царапин и ссадин.

Присяжные решили не предъявлять обвинения приемным родителям Максима, посчитав, что для этого нет оснований.

Кирилл Кузьмин по-прежнему живет с Аланом и Лорой Шатто.