ВВП затерялся на складе

ВВП затерялся на складе

Член совета директоров STS Logistics Кирилл Власов видит признаки надвигающейся рецессии: несмотря на снижение грузопотоков, склады затовариваются. Производители все чаще оценивают свои запасы готовой продукции как чрезмерные, соответствующий показатель достиг уровня конца 2008 года — самого пика предыдущего кризиса. Это значит, что вскоре предприятия нач­нут сокращать производство.

Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) зафиксировал незначительный рост производства в первом полугодии: соответствующий индекс прибавил всего 0,6%, а индекс спроса за это же время упал на 5,1%. Еще печальнее картина в отраслевом разрезе: рост спроса в январе—июне наблюдался только в низкотехнологичных отраслях (на 6,5%), а вот на высокотехнологичные инвестиционные товары спрос рухнул на 8,3%.

«Разрыв в динамике индексов производства и спроса во многом связан с ростом складских остатков», — объясняют эксперты ИПЕМ в своем отчете (будет опубликован сегодня). Только в первом квартале остатки на складах грузоот­правителей по железной дороге выросли на 1,3 млн т, причем основная часть была обеспечена строительными грузами.

Гендиректор издательства «Стройматериалы» Алексей Юмашев удивляется статистике: «Обычно летом все разбирают, а вот к зиме начинается затоваривание». По некоторым материалам в ряде регионов действительно есть падение спроса, например по кирпичу и газобетону в Москве, знает он, но связывает это скорее с непродуманным вводом новых заводов, чем с кризисными явлениями в экономике.

По данным лаборатории конъюнктурных опросов Института экономиче­ской политики, в июне доля российских промышленников, оценивающих свои запасы готовой продукции выше нормы, выросла до трети. А доля тех, кто хотел бы увеличить их, снизилась до 6%. «Это исторический минимум показателя для всего периода 1993—2013 годов, даже в конце 2008 — начале 2009-го доля таких оценок составляла 12%, — подчеркивает заведующий лабораторией Сергей Цухло. — Иными словами, тогда у 12% предприятий стимулом к росту выпуска были недостаточные запасы готовой продукции. Сейчас же такой стимул находится на минимальном уровне. А треть промышленности готова притормаживать выпуск еще и под давлением избыточных запасов». Среднее значение оценок запасов достигло кризисного максимума декабря 2008-го и января 2009-го. Эксперт обращает внимание, что и власти перестали упоминать запасы готовой продукции в качестве возможного драйвера экономического роста.

Из-за дефицита складов «до запредельного уровня» выросли ставки их аренды, рассказывает Кирилл Власов из STS Logistics. Если в Шанхае аренда склада стоит 60 долл. за 1 кв. м в год, то в Москве и области — 140 долл., приводит он пример. «В Питере аренда стоит 125—130 долл., хотя еще два года назад стоила меньше 100 долл., и все равно свободных складов там сейчас не найти», — недоумевает собеседник РБК daily.

Склады розничных сетей действительно заполнены, подтверждает исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский. Но он не видит каких-либо макроэкономических причин этого. «Все сети увеличивают складские мощности. Все больше поставщиков мы переводим на наши склады для централизованной доставки», — объясняет он. «Ситуация в экономике непростая, и мы это ощущаем», — говорит президент «Деловой России» Александр Галушка, отвечая на вопрос, связывает ли он затоваривание складов с падением спроса.

Эксперты ИПЕМ констатируют и другие тревожные явления. При росте импорта в январе—мае на 2,8% экспорт снизился на 5,2%. Как следствие, сальдо торгового баланса снизилось на 14,8%. Неуклонно замедляется и рост оборотов розничной торговли — один из драйверов роста экономики: с 7,9% в первом квартале 2012 года до 4% в первом квартале 2013-го и 2,9% в мае. «Тенденция сокращения объемов розничного кредитования не предполагает положительного прогноза динамики розничной торговли. Одно из самых значительных снижений наблюдается на автомобильном рынке (-11% в июне)», — отмечают аналитики института.

«Уже можно с полной уверенностью говорить о критическом замедлении темпов промышленного и экономического роста, причем даже в среднесрочной перспективе, так как инвестиции в основной капитал крупных компаний показывают серьезный минус — 5% за первый квартал», — говорит замглавы департамента исследований ТЭК ИПЕМ Евгений Рудаков. Но о кризисе речи пока не идет, добавляет он: «Для него нужны более глобальные предпосылки».