Крупный бизнес раскрывается перед налоговой службой

Крупный бизнес раскрывается перед налоговой службой[/i] Михаил Мишустин: «Прозрачный бизнес нуждается в поощрении»

Налоговых проверок скоро станет меньше, уверен замглавы Федеральной налоговой службы (ФНС) Сергей Аракелов. Российский крупный бизнес проявляет все больший интерес к горизонтальному мониторингу — возникшему в Нидерландах механизму, при котором фискалы получают открытый доступ ко всей бухгалтерской информации фирмы, а взамен отказываются от ее проверок. К пяти крупнейшим компа­ниям, которые уже участвуют в экс­перименте, хотят присоединиться еще десять. Чтобы желающих стало больше, должна измениться психология бизнеса, говорит чиновник.

Г-н Аракелов — главный лоббист внедрения горизонтального мониторинга в России. На прошлой неделе он возглавлял российскую делегацию, перенимавшую успешный опыт реализации этой модели в Нидерландах, где она стартовала раньше всего в мире — в 2005 году. «Мне было очень важно удостовериться, что где-то это работает, и работает эффективно», — признается собеседник РБК daily.

Суть горизонтального монито­ринга — в полной открытости бухгалтерии компании для налоговых инспекторов. В режиме онлайн они могут следить за любыми ее сделками и давать разъяснения, как избежать претензий фискальных органов в будущем. «Проанализировав документы, практику, спросив позицию Минфина по спорному вопросу, мы вырабаты­ваем с налогоплательщиком единую позицию. То есть если мы о чем-то с ним договорились, в будущем мы к этому вопросу уже не возвраща­емся», — объясняет преимущества новой модели замглавы ФНС. По его мнению, это повышает прогнозируемость бизнеса и создает определенность на несколько лет вперед. Кроме того, это делает бесконфликтной среду общения властей с бизнесом, а налоговым органам позволяет повысить эффективность, перекинув ресурсы для проверок с партнеров по мониторингу на реальных нарушителей закона.

В эксперименте уже участвуют пять российских компаний: «Интер РАО ЕЭС», «РусГидро», МТС, российское представительство Ernst & Young (новое название — EY) и «Северсталь». По словам г-на Аракелова, интерес к участию в эксперименте проявляют еще «более десятка крупных российских компаний». Перейти на горизонтальный мониторинг в России готовы также «Shell и другие голландские компании, имеющие здесь представительства», рассказал собеседник издания, сославшись на руководство налоговых органов Нидерландов.

Но такой интерес к горизонтальному мониторингу нельзя назвать ажиотажным: пока бизнес не слишком настроен на участие в нем. Главная проблема — недоверие к властям. «Многие компании нам говорили: «Мы ни за что в жизни не откроемся. Зачем мы вам будем давать информацию? Мы не хотим», — признается г-н Аракелов. — Голландцы нам правильно сказали: внедрение горизонтального мониторинга — это проблема не изменения законодательства, а психологии, проблема взаимоотношений между налоговым органом и налогоплательщиком».

Пока результатами работы по новой схеме довольны как чиновники, так и сами компании. «С момента подписания соглашения прошло немногим более полугода, но уже сейчас можно говорить об очевидных плюсах такого сотрудничества. Безусловно, мы ждем продолжения пилотного проекта», — рассказали РБК daily в пресс-службе «РусГидро». «Я периодически встречаюсь с участниками пилотного проекта, и все отмечают эффективность этой работы, — подтверждает г-н Аракелов. — Мы тоже уже видим определенный эффект, но пока нам надо довести этот проект до конца и посмотреть на результаты». Он предполагает, что по итогам эксперимента список участников новых соглашений о горизонтальном мониторинге расширится. «Это не какой-то закрытый клуб, в который никого не пускают. Это абсолютно открытый механизм. Это решение налогоплательщиков — идти по этой модели или не идти», — отмечает чиновник.

Взаимодействие с ФНС в новом формате «происходит в рабочем режиме», говорит партнер EY Александра Лобова. Общение с органами происходит «достаточно часто и регулярно, не реже одного раза в неделю», учточняют в «РусГидро».

По словам Сергея Аракелова, служба думает над вероятными поправками в законодательство для более широкого использования нового механизма в будущем. «Вполне возможно, по итогам года мы выйдем с какими-то предложениями, если будет нужно закрепить какие-то элементы этой модели», — допускает он.

Впроч ем, горизонтальный мониторинг охватит лишь крупнейших налогоплательщиков, которые и так находятся под пристальным контролем налоговых органов, предполагает ведущий юрист налоговой практики юрфирмы Sameta Георгий Саркисьян. Он не ожидает скорого распространения нового механизма на широкие слои налогоплательщиков.