Из-за кадрового голода и «ошибки прошлого» Россия может проиграть ЕС в суде

Из-за кадрового голода и «ошибки прошлого» Россия может проиграть ЕС в суде[/i] Утилизационный сбор на авто пришелся ЕС не по вкусу
[/i] ЕС подает на Россию первый иск в суд ВТО
[/i] Государство пока не знает, куда пойдет утилизационный сбор

За год Россия так и не смогла разрешить проблему кадров для ВТО. Это может стать одной из причин проигрыша в предстоящем споре с Евросоюзом и Японией по утилизационному сбору. Суды стоят дорого, опытные специалисты тоже. Выигрывает обычно тот, кто богаче и сильнее, то есть США и ЕС, опасаются эксперты. Впрочем, как выяснила РБК daily, причины возможного проигрыша даже больше не кадровые, а юридические.

Официально Россия присоединилась к ВТО 22 августа 2012 года, и еще тогда власти заявляли, что стране не хватает кадров для работы в крупнейшей международной организации (по оценкам, требовалось как минимум 500 человек юристов, экономистов и др.). Однако за год ситуация поменялась не особо. «У нас наблюдаются кадровые проблемы. А ведь нам предстоит суд (9 июля Евросоюз подал иск против введения в России утилизационного сбора на зарубежные автомобили, позже к иску присоединилась Япония. — РБК daily). Это очень дорогие процедуры, суды ВТО идут годами, стоят сотни миллионов долларов. И там, где лучшие юристы, те и выигрывают. Поэтому большую часть споров выигрывают США», — говорит вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. По его мнению, из-за кадрового голода и низкого уровня подготовки специалистов шансы России выиграть спор крайне низки.

Опасения не лишены оснований. «Подготовкой соответствующих кадров следовало заняться еще лет за пять—семь до присоединения, как поступали некоторые страны. Тогда сейчас мы бы располагали уже кадрами с каким-то минимальным опытом. Для работы в сфере торговой политики и особенно права ВТО помимо соответствующего образования необходим опыт. Вот таких кадров с опытом работы в данной сфере у нас действительно сейчас почти нет», — считает профессор ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский.

Задача по подготовке специалистов долгосрочная: Китаю, к примеру, по­требовалось семь лет, чтобы вырастить кадры, объясняет чиновник Белого дома. «Юристы, которые могли бы заниматься проблемами ВТО, на дороге не валяются. За год подготовить их нереально. Первоначально мы будем пользоваться услугами ино­странных специалистов», — добавляет собеседник издания. По его словам, проблемы больше наблюдаются даже не с госслужащими («здесь знающих достаточно»), а с бизнесом. «Он часто не понимает и не знает правил ВТО», — говорит он.

Привлечения иностранных адвокатов для ведения дел в Органе по разрешению споров на первых порах нам действительно, скорее всего, не избежать, продолжает Алексей Портанский. Но здесь вопрос будет заключаться даже не в том, насколько опытнее они окажутся, чем юристы с другой стороны, а в том, насколько в том числе «дорогих и опытных адвокатов мы привлечем», считает эксперт. По его словам, кадровая проблема не единственная. «Проблема еще заключается в компетентности принятия решений на государственном уровне. Нынешней жалобы со стороны ЕС по утилизационному сбору можно было вообще избежать, если бы решение о его введении было принято более квалифицированным образом строго на основе норм и правил ВТО», — говорит г-н Портанский.

Сейчас европейские коллеги настаивают даже не на том, чтобы распространить, к примеру, утилизационный сбор на все автомобили, а углубляются в детали — «почему именно такая ставка» и др., говорит чиновник Минпромторга. «Утилизационный сбор не оспоришь. Это экологические требования», — добавляет он.

Однако требование об «экологичности» пришлось придумать специально, и причины возможного проигрыша даже больше не кадровые, а юридиче­ские, говорит руководитель практики таможенного права и внешней торговли Goltsblat BLP Владимир Чикин. Дело в том, что в 2005 году вышло правительственное постановление №166 о внесении изменений в таможенный тариф, которое предполагало разработку особого порядка промышленной сборки транспортных средств. Этот порядок давал возможность иностранным автопроизводителям получить практически нулевые ставки таможенных пошлин при открытии в России производств. В то же время для всех остальных до 2008 года действовала 30-процентная ставка ввозной таможенной пошлины на готовые легковые автомобили.

«Программа промышленной сборки — одно из главных достижений российского правительства. В результате программы был заново воссоздан российский автопром. Целью было не только заставить иностранцев собирать автомобили в России, но и разрабатывать новые модели. И некоторые европейские и японские компании пошли на новые условия. Это не могло не вызвать обеспокоенность ЕС и Японии, ведь рабочие места, налоги перемещаются в Россию», — объясняет г-н Чикин. Вступив в ВТО, Россия установили ввозные пошлины для легковых авто на уровне 25%, тем самым страна нарушила обязательства перед «инве­сторами» и облегчила условия для их конкурентов. Поэтому было принято решение о введении утилизационного сбора как внутреннего налога (такой налог нормами ВТО не запрещен).

После переговоров с ЕС было принято решение о разработке закона, который бы уравнивал в правах «отечественных» (по сути — компании, с которыми было заключено соглашение в 2005 году) и иностранных производителей. Однако законопроект так и не был принят: депутаты ушли на летние каникулы. Это вызвало еще большее раздражение Европы. «Шансы выиграть у России есть. Если, к примеру, мы докажем, что расходы компаний, не уплачивающих утилизационный сбор, не ниже расходов импортеров. Но этим никто не занимается. Основной аргумент Европы — то, что сбор является компенсацией пониженной ввозной пошлины. Такой прецедент будет найден», — считает Владимир Чикин. Такие опасения действительно есть, говорит еще один чиновник Белого дома. Если иск ЕС будет удовлетворен, то Европа вправе ввести компенсационную пошлину на любые российские товары. В таком случае Россия окажется в двойном минусе: с одной стороны, пошлины останутся на текущем уровне и будут понижены согласно обязательствам перед ВТО, с другой — нарушена договоренность со старыми «инвесторами».