Как олигархи и чиновники могут добиться исключения из санкционных списков Евросоюза

Как олигархи и чиновники могут добиться исключения из санкционных списков ЕвросоюзаУкраинцы, затронутые мартовскими санкциями Евросоюза, активно ухватились за возможности по обжалованию этих решений. Сын свергнутого президента Украины Александр Янукович и бизнесмен Сергей Курченко, которых Брюссель и новая власть в Киеве обвиняют в растрате государственных финансов, подали в Совет ЕС апелляцию на включение их в черный список, сообщило интернет-издание EUobserver.
Ранее то же издание писало, что в борьбу за отмену санкций вступили экс-премьер Украины Николай Азаров и его сын Алексей. По данным EUobserver, для этого Азаровы обратились к услугам брюссельской юридической конторы Alber & Geiger. Она специализируется на лоббировании интересов своих клиентов перед европейскими органами власти.
Санкции до Люксембурга доведут
Ходатайства от имени Януковича-младшего и Курченко были поданы в Совет Евросоюза в Брюссель в полном соответствии с правовыми нормами ЕС. 22 марта 2014 года ЕС через официальный бюллетень уведомил лиц, внесенных в санкционный список, о том, что они могут подать запрос на пересмотр решения Совета. К запросу должны быть приложены документированные доказательства того, почему, по мнению апеллянтов, санкции против них необоснованны.
Кроме того, фигуранты списка могут опротестовать санкции в Суде ЕС в Люксембурге: на подачу жалобы отводится два месяца. По данным дипломатических источников EUobserver, запросы Януковича и Курченко уже рассматривает специальная рабочая группа Совета, но, по-видимому, украинским бизнесменам придется идти в суд. «Такие жалобы [в Совет ЕС] — обычно подготовительный этап перед запуском судебного процесса», — сказал источник.
Односторонние санкции ЕС, такие как визовые ограничения и замораживание активов, можно оспаривать и в национальных судах стран — членов блока. Основаниями для этого могут являться принцип «законных ожиданий» (субъекты экономических отношений вправе ожидать, что их деятельность не подпадет под внезапный запрет) и «право на слушание» (возможность высказать свою точку зрения в суде), следует из заключения Международно-правового совета при МИД России.
Жалобы есть — заявителей нет
Местонахождение Азаровых, Курченко и Алесандра Януковича по-прежнему неизвестно. Про экс-премьера Азарова в последний раз сообщалось, что он укрылся в Австрии, где у его семьи есть деловые интересы. Теоретически все они, включая Курченко, могут находиться в Европе: санкции ЕС против 18 украинцев, объявленные в начале марта, не включали запрет на въезд в страны ЕС.
Зато они включали заморозку активов, находящихся в европейской юрисдикции. В начале апреля латвийские СМИ сообщили о замораживании средств Курченко, которые он хранил в одном из местных банков. СМИ предположили, что речь идет об ABLV Bank — крупнейшем частном банке Латвии. Именно в нем были открыты банковские счета у большинства офшорных компаний группы ВЕТЭК Сергея Курченко, показало расследование Slidstvo.info в сотрудничестве с американским журналистским проектом Organized Crime and Corruption Reporting Project.
Как сообщал латвийский портал Delfi со ссылкой на информированный источник, арестовано «несколько сотен тысяч евро», принадлежащих Курченко. Средства были заморожены по указанию Комиссии по финансовым рынкам Латвии в соответствии с санкциями ЕС. На момент сдачи материала в номер регулятор не ответил на запрос РБК подтвердить заморозку средств украинского предпринимателя.
Шансы в суде
Окончательное решение по отмене санкций в отношении конкретного лица принимает Суд ЕС — высшая судебная инстанция Евросоюза. Шансы на положительный для украинцев вердикт есть: по сравнению с американской европейская система апелляций более прозрачна и благосклонна к стороне защиты. В последнее время ходатайств от лиц под санкциями удовлетворяется все больше. К примеру, в июле 2013 года суд ЕС подтвердил снятие визовых и финансовых санкций с арабского бизнесмена Ясина Кади, который подозревался в финансировании «Аль-Каиды». А в сентябре того же года отмены санкций сумели добиться 12 иранских банков и судоходных компаний.
Исполнительные органы ЕС даже беспокоятся, что действующая практика обжалования санкций в европейском суде ослабляет роль санкций как эффективного инструмента европейской внешней политики. 7 апреля британский парламент опубликовал документ за авторством министра по европейским вопросам Дэвида Лидингтона: в нем чиновник пишет, что поражения Евросоюза в судебных спорах по поводу нахождения лиц в санкционных списках «вызывают беспокойство» и «ограничивают санкционный потенциал ЕС в долгосрочной перспективе».
Европейские чиновники хотели бы усилить санкционный режим ЕС. В этом контексте Суд ЕС сейчас изучает предложение Европейского суда общей юрисдикции (суда первой инстанции — также базируется в Люксембурге), по которому исполнительным органам будет разрешено представлять судьям конфиденциальную информацию по санкционным спорам. Для этого ЕС должен обосновать, что разглашение этой информации перед защитой апеллянта ставит под угрозу национальную безопасность. Если это предложение будет одобрено, адвокатам лиц, находящихся под санкциями, будет труднее выстраивать линию защиты.
Здесь есть и другая сторона — за это время Европейский суд общей юрисдикции попросту утонул в обращениях. Всего под санкции Евросоюза подпадают около тысячи физических и юридических лиц. На данный момент в суде первой инстанции рассматриваются апелляции по 100 таким случаям. Таким образом, европейские суды стремятся одним выстрелом убить двух зайцев: легально укрепить санкции как политический инструмент и избавиться от лишней бюрократической волокиты.