Нападение на базу ООН в Южном Судане грозит сомализацией страны

Межплеменные столкновения динка и нуэр мешают навести порядок в молодом государстве
Нападение на базу ООН в Южном Судане грозит сомализацией страны

Нападение на базу миссии ООН в Южном Судане 17 апреля повлекло за собой по меньшей мере 30 жертв. Группа молодежи вошла на территорию расположенного при базе лагеря для перемещенных лиц в Боре, столице южносуданского штата Джонглий, открыв там беспорядочную стрельбу. Подавляющее большинство населения лагеря — выходцы из племени нуэр, кочевников-скотоводов, известных свободолюбивым нравом. Скорее всего, нападавшие были из племени динка — тоже скотоводов, традиционно соперничающих с нуэр за пастбища.

Также нападающие захватили в плен индийский контингент миротворцев ООН, находившийся на базе.

— Инцидент произошел после того, как местная общественность в Боре устроила митинг против сторонников Риэка Мачара, бывшего вице-президента Южного Судана, ставшего предводителем повстанцев. Мачар родом из нуэр, — пояснил директор по связям с общественностью южносуданской армии бригадный генерал Малуак Аюэн.

Нападение поставило под угрозу наметившееся было подписание мирного соглашения между властями Южного Судана и повстанцами.

— Нападение на базу ООН показало, что ни одна из сторон не контролирует ситуацию в стране, — отметил доцент РГГУ, эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серегичев. — А значит, вполне вероятна перспектива «сомализации» Южного Судана. Происшествие в Боре — уже не первый случай нападения на базы ООН в стране. И под большим вопросом достижение компромисса между соперничающими за власть сторонниками президента Сальве Киира, принадлежащего к динка, и Мачара из нуэр.

По словам эксперта, одна из причин беспорядков в стране в том, что южносуданское общество по менталитету до сих пор находится на уровне межплеменных отношений и каждый гражданин страны ассоциирует себя не с государством, а со своими кланом и племенем.

Крайне сложная экономическая ситуация не дает властям провести какие-либо реформы. Когда в 2011 году в результате референдума Южный Судан отделился от Судана, южане, обладая значительными запасами нефти, рассчитывали на доходы от ее продажи. Однако Джуба и Хартум не смогли договориться об оплате за использование нефтепровода, проходящего по территории северян, поэтому на сегодня добыча в Южном Судане минимальна. Бедность стала еще одной из причин беспорядков — многие отряды находятся фактически на самообеспечении, нападая на местных жителей, а значит, не чувствуют себя чем-либо обязанными власти.

Ранее, 14 апреля, повстанцы племени нуэр одержали победу над правительственными войсками и захватили Бентиу — столицу южносуданского штата Эль-Вахда. Захват сопровождался массовыми убийствами гражданского населения.

— У Южного Судана, если судить по нынешнему состоянию, перспективы лишь две — диктатура либо «сомализация», — полагает Серегичев. — Но для диктатуры им нужен сильный лидер, который сумеет сплотить племена, разобщенные кровной враждой. Пока такого лидера нет, поскольку Риэк Мачар — практически не отличается по поведению от нынешнего президента Киир, только он из племени нуэр, а не динка.

Столкновения между двумя племенами начались еще в XIX веке, когда динка стали до известной степени сотрудничать с британскими колонизаторами, тогда как нуэр заняли непримиримую позицию. Противостояние обострилось в 2006 году. Тогда группировка нуэр «Белая армия» отказалась сложить оружие, и солдаты Национально-освободительной армии Судана, состоящей в основном из динка, увели из деревень нуэр скот, чтобы лишить противников провианта.