В Турции впервые прошли всенародные выборы президента

Анкара заинтересована в развитии отношений с Россией и в спокойствии на южных границах
В Турции впервые прошли всенародные выборы президента

В Турции 10 августа прошли первые в ее истории прямые президентские выборы. Президент избирается на пятилетний срок. Для всенародного голосования были предложены три кандидатуры. Это Тайип Реджеп Эрдоган, нынешний премьер-министр и лидер правящей Партии справедливости и развития, а также выдвинутый от объединенной оппозиции, включающей 9 партий, беспартийный кандидат Экмеледдин Ихсаноглу и, наконец, кандидат от прокурдской Партии народов и демократии Селяхаддин Демирташ.

Выборы прошли относительно спокойно, хотя на юге страны в провинции Османие 20-летний избиратель был застрелен неизвестным, а в городе Адана шесть человек оказались ранены в ходе потасовки между группами сторонников различных кандидатов.

Если в первом туре никто из кандидатов не наберет более 50%, 24 августа пройдет второй тур, на котором победитель будет избран из двух набравших наибольшее число голосов простым большинством. И скорее всего Эрдоган выиграет выборы, несмотря на коррупционные скандалы, сотрясающие Турцию последние годы, взрыв на шахте в городе Сома в мае, когда погибли более 300 человек, в том числе дети, а также невзирая на большое число недовольных политикой премьера, особенно среди жителей крупнейших городов — Стамбула, Анкары и Измира.

После парламентских выборов, намеченных на весну 2015 года, Эрдоган сможет, как ожидается, при поддержке своих сторонников расширить собственные полномочия, изменив конституцию в сторону усиления роли президента. То есть теперь Турция превратится в президентскую республику, при этом ей, похоже, придется серьезно пересмотреть свою внешнюю политику, в первую очередь в отношении Сирии и Ирака, с которыми она граничит.

— Мечты турецкого руководства возглавить процесс создания «нового порядка» на Ближнем Востоке больше не работают, — считает директор турецкого аналитического агентства «Организация по международным стратегическим исследованиям» (USAK) Оздем Санберк. — Теперь Анкаре, видя растущий хаос на Ближнем Востоке, необходимо отойти от идеалистических представлений о своем влиянии и роли лидера, а вместо этого добиваться более реалистичных целей.

По мнению эксперта, главные проблемы — это сирийские курды, добивающиеся создания собственного государства и подающие пример турецким курдам, а также контролирующая часть Ирака фундаменталистская группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Есть и еще проблема — сирийские беженцы, которых только на территории Турции уже больше 1 млн человек.

— Первым шагом должно стать укрепление южных границ и повышенный контроль за событиями, происходящими в юго-восточной Турции, — считает Санберк. — Скопление сирийских беженцев, живущих в бедности, дает питательную почву для экстремистских настроений. А как показывает опыт, тот же ИГИЛ начинает именно с пропаганды и вербовки сторонников среди недовольных и лишь потом, подготовив почву, переходит в открытое наступление.

Что же касается отношений с Россией, то здесь стоит ждать потепления, по крайней мере в экономической сфере.

— Анкара заинтересована в связях с Россией, в первую очередь в силу экономических причин, — пояснил директор Российско-турецкого научного центра Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы Ильшат Саетов. — Турция рассчитывает заработать на введенных Россией против Запада продовольственных санкциях, заместив своей продукцией европейскую. Если же Москва запретит пролет через свое воздушное пространство самолетам ряда западных стран, от этого выиграет национальный турецкий авиаперевозчик Turkish airlines, так как путешественники, которые сейчас используют для стыковки Москву, станут выбирать удобный хаб Стамбула.

Кроме того, две страны связывают и крупные проекты — например, строительство АЭС «Аккую» стоимостью более $20 млрд. Эту атомную станцию российская сторона затем будет эксплуатировать, продавая электричество Турецкой Республике.

При этом, считает Саетов, Турция сохранит свою прозападную ориентацию, не оставит планов присоединения к ЕС. Не стоит ждать и охлаждения отношений с НАТО, особенно на фоне проблем на Ближнем Востоке.

Что же касается высказанного в июле министром экономи ки Турции Нихатом Зейбекчи на переговорах с российским министром экономического развития Алексеем Улюкаевым пожелания сформировать зону свободной торговли между двумя странами, то вопрос пока остается открытым.

— Для нас такое заявление стало неожиданностью, — рассказал торгпред России в Турции Тофик Меликов. — Министры экономики двух стран договорились встретиться в Стамбуле в конце сентября.

По словам торгпреда, поскольку Турция не полноправный, а ассоциированный член ЕС, у нее пошлины такие же, как в Евросоюзе. И чтобы Анкара могла присоединиться тем или иным образом к ТС, ей надо пошлины обнулять при торговле с Россией, Белоруссией, Казахстаном, Арменией, возможно, Киргизией. Но как на это посмотрит Евросоюз? Кроме того, присоединение Турции может превратить ее в канал беспошлинного ввоза европейских товаров на рынок Таможенного союза.

Что же касается Армении, с которой у Турции сейчас более чем прохладные отношения, то в Ереване считают, что никаких особых изменений не произойдет. По словам директора Института востоковедения Национальной академии наук Армении Рубена Сафрастяна, камнем преткновения является игнорирование темы геноцида 1915 года, хотя при этом турецкие власти и будут стараться наладить отношения с армянской диаспорой, а также будут призывать к пересмотру отношений без учета прошлого.

Впрочем, сначала предстоит понять — а по какому пути будет двигаться Турецкая Республика. При этом надо иметь в виду, что большинство сторонников премьера ожидает от Эрдогана продолжение линии «мягкой исламизации» и отхода от секуляризма Ататюрка.

— Если мы хотим стать религиозным обществом, то нам предстоит искать союзников, с которыми мы разделяем идеологию, — считает Санберк из USAK. — Но если решим стать светским государством, то у нас появится больше возможностей для выстраивания системы приоритетов.

Выбрав светский путь, считает эксперт, Турция сможет добиться большего, помогая и оказывая влияние не только на братьев по вере, но и на представителей других конфессий. Это позволит сыграть Турции более заметную роль и в ближневосточном урегулировании.