Многосерийный стартапер — Анатолий Гавердовский

Многосерийный стартапер — Анатолий ГавердовскийПредприниматель Анатолий Гавердовский убежден, что нашел формулу успешного стартапа — он запустил конвейер новых ИТ-бизнесов. Портал предлагает поближе познакомиться с историей развития проектов Анатолия.

"У меня шило в заднице,— говорит Анатолий Гавердовский.— Мне в голову все время приходит всякая фигня". "Фигней" Гавердовский в шутку называет стартапы.

Осенью 2006 года предприниматель продал свою компанию VDI одному из мировых лидеров офшорного программирования — компании EPAM. Бизнес VDI оценивали в $35-40 млн, и это была крупнейшая сделка на ИТ-рынке того времени. Гавердовский получил свою долю в акциях компании и по условиям сделки отработал в EPAM еще три года.

В 2009 году Анатолий уволился из EPAM и занялся любимыми стартапами. Еще в 2005 году предприниматель запустил проект Invisible CRM, а в 2010-м — Yam Labs. Если раньше в этих проектах он участвовал инвестициями и идеями, то теперь перешел к оперативному управлению. Еще в одном проекте — Zingaya — Гавердовский стал в прошлом году ментором и соинвестором. Несколько новых проектов готовятся к запуску.

Компания Invisible CRM разрабатывает интернет-продукты, которые облегчают использование сложных корпоративных систем. Установка одного из них, например, позволяет менеджеру работать с CRM в оболочке привычного Microsoft Outlook.

Второй проект — Yam Labs — это интернет-сервис для управления информацией совещаний, система помогает сохранить их результаты. Интернет-сервис Zingaya, в который Гавердовский вложил "несколько сотен тысяч долларов", позволяет совершать звонки на телефоны с сайтов с помощью специальных виджетов. "Анатолий помог нам избежать многих ошибок, например неэффективного использования средств на продвижение",— говорит CEO Zingaya Алексей Айларов.

Инвесторам бережливость Гавердовского тоже нравится: в Invisible CRM инвестировали фонды Martinson Trigon Ventures Partners и ABRT, а в Yam Labs — фонд Foresight Ventures.

7 тыс. программистов работают в EPAM. Но Гавердовский предпочел стартапы посту вице-президента компании

Правила клуба

Все проекты Гавердовского объединяют общие правила, выработанные им за годы работы на ИТ-рынке. К примеру, предприниматель зарекся создавать сервисные компании. EPAM изготавливала софт по заказу. Это означало, что технологии, отработанные с одним клиентом, не всегда годились для другого. Был и еще один важный недостаток: бизнес сервисной компании слишком сильно привязан к квалификации наемного персонала.

В 2009 году у EPAM был крупный государственный заказчик. Из-за ошибок разработчиков система, которую компания создала для чиновников, перестала работать. Случился громкий скандал: предприниматели по всей стране какое-то время не могли сдать обязательную отчетность государству. "Когда общаешься с людьми в ранге министров и замов министров, даешь им обещание, а оно не выполняется... Не дай бог кому-то такие ощущения",— говорит Гавердовский. Все его новые компании делают продукты, которые нужно создать один раз, а затем совершенствовать и тиражировать.

Другой принцип Гавердовского — стартап должен делать глобальные, понятные во всем мире продукты. Но в то же время идеи для продуктов лучше брать на локальных рынках, в тех отраслях, где сам работаешь. Например, идею интернет-сервиса для переговоров Yam Labs Гавердовский вывел из своего личного опыта работы в компании EPAM, где он занимал пост старшего вице-президента. В какой-то момент Гавердовский понял, что 60% рабочего времени тратит на совещания, но толку от разговоров мало. "Вот я встречаюсь, обсуждаю что-то, и все в песок уходит",— вспоминает стартапер. Так он придумал сервис, чтобы повысить эффективность совещаний.

Миссия выполнима

"Чем старше становишься, тем меньшим количеством идей можешь заниматься одновременно,— говорит 43-летний Гавердовский.— Двигаться надо меньше, а действовать умнее". До конца года Гавердовский рассчитывает продать свою долю в Invisible CRM, а через год-полтора выйти из Yam Labs. По расчетам СФ, если не будет форс-мажоров, предприниматель сможет заработать более $10 млн на обеих компаниях. Когда-нибудь он рассчитывает получить доход и от продажи и Zingaya. Что же касается новых проектов серийного стартапера, то они будут уже совсем другими.

К правилам Гавердовского добавилось новое: нужно браться не просто за интересные или полезные продукты. Софт должен быть необходимым. На сленге программистов и ИТ-менеджеров такие продукты называются mission critical.

Например, компания СКБ "Контур" зарабатывает миллиарды рублей, выпуская несколько продуктов для электронного бухучета. Бизнес пошел вверх, когда сдача отчетности в электронном виде для компаний со штатом более 100 человек стала обязательной. Без продуктов СКБ "Контур" сдавать налоговую отчетность стало хлопотно, а вообще ее не сдавать — противозаконно. Это и есть mission critical.

Несколько идей насчет продуктов mission critical, по словам Гавердовского, у него заготовлено. Очевидно, самое главное правило серийного стартапера — не бояться придумывать новые правила.

Текст: Павел Куликов