Наталия Федотова, интервью для Venture Business News

Наталия Федотова, интервью для Venture Business NewsНаталия Федотова, руководитель отдела образовательных программ бизнес-инкубатора при ВШЭ:


- Наталия, расскажите, с чего начиналась ваша деятельность?
   - Официальная дата создания нашего бизнес-инкубатора – 1 декабря 2006 года, у его истоков стояли Елена Масолова и профессор Высшей школы экономики Дмитрий Репин. Все началось со студенческой инициативы – весной 2006 года мы провели конкурс по теме предпринимательства и бизнеса. Конечно, вначале это было похоже на любую другую развлекательную активность: есть такие студенты, которые организуют «что, где, когда», кто-то проводит КВН, а мы устроили такой конкурс. Он прошел весьма успешно и был замечен руководством ВШЭ, а в итоге было принято решение создать бизнес-инкубатор – на выделенный грант в рамках проекта «Нацобразование» (на развитие инновационных образовательных программ).
   Первое, с чего мы начали – провели исследование, чтобы привлечь студентов, какие темы им интересны и в каком формате. Мы проводили много семинаров, мастер-классов, факультативов именно по предпринимательству, т.е. на первом этапе мы сделали упор на образовательные программы. Причем если в классическом университете, например, целых восемь занятий что-нибудь просто считают, мы очень большое внимание уделили развитию креативного мышления, разработке мысли – как развить идею, как конкретно надо действовать на самом начальном этапе предпринимательской деятельности. Все сразу думают – надо зарегистрировать ООО, но на самом деле начинать надо не с этого. Сперва проводится первоначальный маркетинг, хотя бы минимальное исследование рынка. Такой подход развит в странах Запада, и мы считаем, что это более совершенные методы построения бизнеса.
   В следующем 2007-м году нам выделили небольшое помещение в университете, и мы смогли большее внимание уделить студенческим проектам, которые могут работать у нас в инкубаторе, стали приглашать экспертов, консультантов. Изначально нашими резидентами были группы студентов из 3-5 человек, имеющие свои бизнес-идеи, которые хотят иметь возможность непосредственно над ними работать.

- Получается, что ваша деятельность связана со студенческой средой, или среди ваших резидентов есть другие?
   - Уже год назад мы отменили требование, чтобы проект был только из ВШЭ. Мы очень много экспериментировали, пробовали различные направления, и сейчас наше поле деятельности достаточно широкое: это образовательные и конкурсные программы, есть консалтинговая часть, проводится непосредственная работа с резидентами. В феврале 2011 г. мы получили большой офис и стали работать со значительным количеством компаний. Я полагаю, что зацикливаться исключительно на своем вузе – это абсолютно неэффективно. У нас есть ограниченный набор компетенций, и не соединять студентов и выпускников разных вузов просто неразумно. Обычно среди наших резидентов бывает сборная команда – например, генеральный и финансовый директор – из ВШЭ, а другие специалисты представляют Бауманку, МФТИ и др. Мы сотрудничаем прежде всего с персоналиями, а уж из какого они вуза – это побочное. Да, раньше мы брали только студенческие команды, но сейчас в основном у нас работают люди в возрасте 25-28 лет, подавляющее большинство из которых – недавние выпускники.

- Расскажите о ваших источниках финансирования.
   - Во-первых, мы активно пользуемся университетскими ресурсами, это прежде всего помещение 350 м, причем весной площадь увеличится до 1000 м. Кстати, начинали мы в комнате всего 50 м. Кроме того, ВШЭ предоставляет аудитории для занятий. Далее – для теоретических семинаров, которые проводятся обычно в корпусе на Покровском бульваре, мы привлекаем наших преподавателей, а также приглашаем экспертов по разным областям. Дело в том, что наш бизнес-инкубатор – не отдельное юридическое лицо, а структурное подразделение вуза, так что аренду площадей и коммунальные платежи оплачивает университет, так же и текущие расходы. Еще одна статья экономии: многих консультантов мы привлекаем по очень сильно дисконтируемым ставкам и даже практически бесплатно, пользуясь тем, что им самим интересно принять участие в наших проектах.
   Во-вторых, у нас есть спонсоры, основные из которых – РВК (российская венчурная компания) и ДНППиП (департамент науки, промышленной политики и предпринимательства правительства Москвы), от которых мы получаем системную помощь. Кроме них, есть частные спонсоры – крупные компании, – которые дают средства под конкретный проект. Должна обязательно упомянуть, что с лета 2010 года действует программа государственных грантов, в которой мы участвуем, – 219-й закон, по нему дается грант на 3 года. Его выиграли где-то около 70 вузов по всей России, в том числе и ВШЭ. Первый транш по деньгам у нас был в ноябре прошлого года.
   Но в этом вопросе, я считаю, нужен креативный подход. С этого сезона мы опробуем новую систему – платную программу для стартапов, чтобы отсеивать тех, кто заведомо не готов делать свой бизнес. 7 ноября мы представили наших новых резидентов, которых мы набрали в этом году, и с этого набора мы вводим систему платного резидентства – она будет стоить 120 тыс. руб. в год. Кому-то это показалось странным – что это такое, с каких это пор стали брать деньги со стартапов? Но это сделано не случайно: мы проводили специальное исследование и выяснили, что на такую платную услугу как раз есть спрос. При этом мы учитываем, что 120 тысяч в год – это 10 тысяч в месяц, так что эти деньги никоим образом не окупают наши затраты – они все равно в разы больше.
   Эта оплата – своего рода психологический стимулятор. Были ситуации, когда мы полгода работали с проектом, например, с января по июль, и вдруг слышим от резидента – ой, лето на дворе, а поехали-ка мы отдыхать пару месяцев. Очень часто так поступают именно студенты, поэтому мы постепенно отказались от работы с ними. Получается, что мы полгода на них потратили – и время, и средства, а у них нет перед нами даже никаких обязательств. Вот поэтому мы и ввели такие минимальные обязательства – эти 120 тысяч рублей в год. Думаю, это справедливо, ведь любое сотрудничество должно быть двусторонним. Мы предоставляем определенные сервисы, а у резидента должно быть обязательство, что на выходе он будет иметь работающий бизнес.

- А сколько человек у вас работает, и сколько резидентов может быть одновременно в вашем бизнес-инкубаторе?
   - До недавнего времени нас было пять постоянных сотрудников, и вот буквально на днях пришли еще трое новеньких – стало восемь человек, включая event-менеджера – девушку, которая отвечает за техническую организацию процесса. Существует два отдела: консалтинговый и образовательный, который возглавляю я. В каждом отделе работает по три человека, а возглавляет бизнес-инкубатор директор Анастасия Тюрина. На данный момент мы можем работать примерно с десятью компаниями одновременно. Хочу заметить, что работают у нас люди творческие и увлеченные, которые воспринимают бизнес как искусство. Мы стараемся донести до наших клиентов мысль, что бизнес – это принципиально другой вид работы, даже более того – это другой стиль жизни. Можно не просто работать в крупной компании на определенной должности, а создавать новое. Эта позиция, конечно, идет вразрез к тому, на что нацеливают своих выпускников наши ведущие вузы, но наша цель – помочь студенту выбрать новый, нестандартный путь и самореализоваться в выбранной области деятельности.

- Сколько времени вы уделяете каждому стартапу?
   - Раньше резиденты находились в инкубаторе два года, теперь этот срок сокращен до одного. Дело в том, что в какой-то момент у любого предприятия должна появиться мотивация больше зарабатывать, чтобы самому себя обеспечивать, иначе он просто деградирует. Ведь деятельность бизнеса должна быть финансово оправдана. Хотя изначально не очень большие предприятия могут высиживать весь срок.
   80% процентов нашей деятельности заключается в создании дружественной атмосферы – нетворкинг, и я совершенно согласна с высказыванием, что бизнес-инкубатор – это не столько стены, сколько творческий дух. Мы предоставляем оборудованную площадку, на которую предприниматели могут приходить и работать, но сидеть за компьютером, например, можно в принципе где угодно, главное – общение предпринимателей. Здесь, у нас, создаются связи, которые так необходимы в любом бизнесе. Я лично не раз убеждалась в том, что непосредственные контакты активно способствуют быстрому развитию.

- Судя по всему, у вас большие планы?
   - Да, конечно, существенное расширение, которое произошло в последнее время, дало нам новый импульс. Мы движемся в определенном направлении, стараемся систематизировать и структурировать нашу деятельность. Дело в том, что раньше у нас была очень сильная образ овательная часть, но слабая – консалтинговая, поэтому сейчас мы стараемся сбалансировать эту систему. И еще один момент: хотя ВШЭ дает нам полную свободу, без всяких указок сверху, и мы всегда делали, что считаем нужным, но теперь нам требуется больше самостоятельности и автономности, в чем, кстати, университет нас полностью поддерживает. По поводу планов могу сказать, что сейчас мы работаем во основном с IT-проектами, плюс еще небольшая часть сервисных и хай-тек проектов.

- Наталия, большое вам спасибо и разрешите пожелать вам удачи!
   - Спасибо!