Финансисты на ПМЭФ о том, как реформировать глобальную систему

Финансисты на ПМЭФ о том, как реформировать глобальную систему Экономический форум в Петербурге
[/i] Путин пообещал бизнесу скорую амнистию 21.06.13
[/i] Путин предложил объединить Верховный и Высший арбитражный суды 21.06.13
[/i] Путин предложил создать советы потребителей 21.06.13
[/i] Греф попытался ответить на вопрос, поздно ли учиться после семи лет 21.06.13
[/i] Шувалов: в прошлом году у нас был рекорд по тратам на жилье 21.06.13

В рамках XVII международного экономического форума (ПМЭФ) в Санкт-Петербурге стартовала панельная сессия «Принятие непростых решений по реформированию глобальной финансовой системы». Какие требования необходимо предъявлять к банкам и рейтинговым агентствам, рассуждают участники сессии.

Антон Силуанов, министр финансов России:

«Вопрос финансового регулирования — одна из ключевых тем, которая рассматривается на G20. Среди тем, которые обсуждаются, — координация финансовых институтов разных стран. Также идет дискуссия относительно отдельного регулирования банковского сектора, особенно тех его участников, которые, что называется, too big to fail. Какие подходы к ним применять?

Безусловно, речь идет об ужесточении требований к банкам, это Базель III. Есть те, кто выступает против. Но стабильность банковской системы — это приоритет. Переход на эти требования мы выполняем, четко следуя нашим договоренностям.

Много требований и к рейтинговым агентствам. Насколько объективен их подход к оценке компаний, настолько зависит и оценка компаний и стран. Тенденция такая: не создавать локальные рейтинговые агентства, а идти по пути анализа эффективности уже произведенных оценок по прошествии времени. В этом направлении мы считаем возможным улучшение эффективности агентств.

В России мы создаем единый мегарегулятор и передаем ему полномочия правительства. Регулирование банков, страховых компаний и финансовых рынков взаимосвязаны. Этому направлению мы в последнее время придаем особое значение. Отлаживание работы финансовых инструментов и рынков привлечет инвесторов».

Андрей Костин, президент, председатель правления банка ВТБ:

«У меня не противоположная, но отличная точка зрения. Есть механизм B20 в рамках этой структуры, мы готовим предложения для обсуждения на встрече G20 позже в этом году. Мы сформировали план из трех блоков.

Это, во-первых, банковское регулирование. Базель III мы воспринимаем как неизбежное зло. И просим правительство взглянуть на то, как эти стандарты скажутся на банках и кредитовании через полгода после введения. Правительство ведь просит нас активнее и дешевле кредитовать.

Второе. Побочным эффектом мягкой монетарной политики является трудность доступа к финансовым ресурсам для нас. Правительство тут может помочь.

Третье — это финансовая инфраструктура. Она должна выдерживать кризис, быть прозрачной. Мы как банк выступили пионером — проведя SPO в России. Нам нужен сильный финансовый рынок».

Майкл Корбат, главный исполнительный директор Citigroup:

«Когда я приезжаю в Европу, очень много говорят о том, как Базель III скажется на американских банках. Но он коснется и других сегментов финансового рынка. Это новая ситуация для всех.

В рамках глобальной отрасли нам нужна гармонизация и унификация регулирования. У нас разные подходы, разные органы и институты пытаются решать одни и те же вопросы в похожих друг на друга странах».

Майкл Эндрю, президент KPMG International:

«Сегодня регуляторы просят финансовые институты вернуть ресурсы на родину. Это приводит к кризису ликвидности».

Фредерик Удеа, председатель совета директоров, главный исполнительный директора Societe General Group:

Первая возможность — это европейский банковский союз. Регулирование выходит на новый уровень. Второй вопрос — стресс-тесты, надо и далее проверять банки на прочность. Третье — национализация убытков. Одновременно надо не забывать о фрагментации. Мы не можем иметь один стандарт для всего, но сильная фрагментация не помогает нам. Правильный путь — гармонизация требований и подходов к регулированию. Также мы обеспокоены требованиями Базеля III. Раньше мне надо было иметь капитал в 25 млрд долл., а теперь надо 50 млрд. Как при этом я должен наращивать объемы финансирования?»

Ксения Юдаева, начальник экспертного управления президента России, русский шерпа в G20:

«Мы услышали точку зрения министра финансов и кру пного банка. Я выскажу свою экспертную точку. Уже прошло пять лет с кризиса. Пришло время посмотреть, что сделано и что достигнуто. Мы видим: секьютиризация удается, subprime идет на убыль... но финансовые рынки не стали стабильнее, еще можно найти «пузыри». Дело не в регулировании, должно пройти время, чтобы мы поняли, что произошло. Нужна ребалансировка финансовой системы. Развивающие страны генерят большой объем сбережений, который они сами не могут переварить. Одним регулированием тут не помочь, это более сложная задача».

Тарман Шанмугаратнам, министр финансов Сингапура:

«Мы пытаемся избежать кризиса в будущем, в то время как не оправились и не вышли из последнего кризиса. Нам еще далеко до нормального положения дел, а мы укрепляем финансовую систему на будущее. Опасно слишком фокусироваться на том, как исключить повторение кризисов — вводить избыточное регулирование. Есть ли другой путь? Да. Надо усиливать надзор, а не регулирование.

Второе. Мы слишком фокусируемся на структурных вопросах. В Британии если вы ищете выход, то берете финансовые рынки в целом. А значительная часть мира все еще полагается на коммерческие банки. Наконец, есть глобальные игроки — они берут ресурсы в одном месте мира и перебрасывают их в другую часть света.

Отдельно надо решить проблему теневого банкинга. Там нет надзора, но это часть рынка.

Третье. В мире огромный запрос на долгосрочное финансирование инфраструктурных проектов. Это рискованные проекты, но проблема не в этом. Плохо то, что массив сбережений, который можно задействовать, все еще сосредоточен в развитых экономиках, значит, нам нужны новые механизмы привлечения средств».