Чиновники никак не могут определиться, ждать ли России рецессии

Чиновники никак не могут определиться, ждать ли России рецессии[/i] Белоусов: риски для рецессии сохраняются, но сейчас ее нет
[/i] Осенью экономика скатится в рецессию

Ожидать ли России рецессии, и если да, то когда, — один из главных вопросов Петербургского форума так и не нашел однозначного ответа. По словам министра экономического развития Андрея Белоусова, пока риски рецессии сохраняются, но самой ее нет. Еще более оптимистично настроен первый вице-премьер Игорь Шувалов. Накануне он твердо заявил, что спада в России нет. Однако макроэкономические показатели говорят о том, что исключить негативный сценарий все-таки нельзя. Не отрицают этого и эксперты.

Общий экономический тренд сейчас, по словам Андрея Белоусова, можно описать так: «Картина стала более внятной, но принципиально не изменилась». Во втором квартале есть некоторое ускорение роста ВВП. Средний темп роста за апрель—май к соответствующему периоду прошлого года составил 2—2,1%. За январь—май — 1,8%. «То, что во втором квартале перешагнули планку в 2%, при том что в первом квартале был 1,6%, — для нас это очень позитивный результат. И он, с нашей точки зрения, ставит точку в дискуссии, есть ли рецессия или нет. При таких темпах рецессии не бывает. Это не рецессия. Хотя темпы очень низкие», — говорит министр.

Экспертные оценки по ВВП в целом сходятся с прогнозами чиновников. «По прогнозу Газпромбанка, рост ВВП в целом по году составит около 2%, но конкретные темпы роста будут зависеть от темпов инвестиций в частных и государственных компаниях, по которым есть еще явная неопределенность. По курсу доллара наш прогноз к концу года — около 32 руб. за доллар, с некой промежуточной волатильностью», — сказала РБК daily первый вице-президент Газпром­банка Екатерина Трофимова.

Однако научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин говорит, что «рецензия уже есть, если у вас экономика растет по 2%, а она привыкла расти по 5—6%». «Но ничего страшного, все нормально. Нужно привыкнуть жить в условиях рынка», — успокаивает г-н Ясин.

Пока нельзя сказать, что страна вышла из состояния стагнации в части инвестиций, продолжает Андрей Белорусов. В мае была высокая динамика со снятой сезонностью — почти 3%, но май не показательный месяц из-за длинных праздников. «В целом за январь—май темпы по инвестициям возле нуля, даже немного в отрицательной плоскости — минус 0,4%. Вывод, к которому мы приходим: без решения проблемы с предпринимательской активностью выйти на устойчивые темпы экономического роста сегодня не сможем», — считает глава МЭР. По его словам, в падении инвестиций виноваты три фактора — укрепление рубля, которое с начала 2012 года по март 2013 года составило порядка 20%, рост реальных процентных ставок по кредитам, а также повышение тарифов. К примеру, в долларовом выражении цены на газ, который получает промышленный потребитель, с 2007 года выросли в 2 раза. Рост тарифов на электроэнергию — около 1,5 раза. «Здесь можно усмотреть прямую связь между действием этих факторов и падением инвестиций, которое практически на 100% объясняет снижение ВВП», — добавляет г-н Белорусов.

«Я не думаю, что снижение курса рубля — это однозначно хороший рецепт для нашей экономики, — парирует президент Сбербанка Герман Греф. — Сегодняшняя политика ЦБ по поддержанию плавающего курса является наиболее оптимальным способом реакции на макроэкономическую ситуацию, и любое искусственное давление на рубль является контрпродуктивным». Пока глава Сбербанка не готов давать прогноз и по девальвации рубля. «Что касается кризиса, то я пока не вижу каких-либо предпосылок, чтобы он случился осенью», — оптимистично заявляет г-н Греф.

Впрочем, ВВП и спад инвестиций — не единственное, о чем стоит беспокоиться. Не самые позитивные данные и по обрабатывающей промышленности — спад более 4% продолжается (в мае — минус 4,4%, январь—май — плюс 0,2%). Сильное сокращение в мае, возможно, связано с майскими праздниками, добавляет г-н Белоусов. А вот планку по инфляции в 6% пока есть возможность не превысить. С начала года рост цен накоплен на уровне 3,4%. «Скорее всего, в итоге инфляция будет чуть ниже 6% — где-то 5,8%», — уточняет министр.

Для роста необходима активация трех механизмов, уверен Андрей Белорусов. Это снижение ставки рефинансирования, «маневры в области налоговой политики» и пересмотр тарифов естественных монополий. В плане тарифов монополий МЭР сейчас готовит предложения. Ранее президент Владимир Путин указывал на то, что они не должны быть выше инфляции. Ведомство Андрея Белоусова сейчас ведет переговоры с Минэнерго, «Газпромом» и др. по поводу этого поручения. «Наша стартовая цена — это 5%», — добавляет чиновник.

При этом министр финансов Антон Силуанов считает, что если рост тарифов ограничить пятью процентами, то бюджет недополучит 52 млрд руб. «Интересное заявление. Бюджет недополучит, а кто-то получит. Я бы на эту формулу посмотрел так, что компании — потребители газа получат 52 млрд руб. Я бы с этой точки зрения на это взглянул», — парирует Андрей Белоусов.

Не самых оптимистичных настроений придерживается и президент РСПП Александр Шохин. «Я думаю, что те суетливые движения и заявления Минфина и ЦБ означают, что, во-первых, есть большие опасения, что риск рецессии реален, а во-вторых, нет твердой программы действий, как эту рецессию не допустить и какими стимулами встряхнуть экономику. Эти два обстоятельства означают, что, вполне возможно, рецессия настанет к осени. Ну в августе у нас обычно все начинается», — сказал г-н Шохин РБК daily.