Интервью управляющего партнера фонда «Максвелл Биотех»

Интервью управляющего партнера фонда «Максвелл Биотех»Дмитрий Попов, Управляющий партнер венчурного фонда «Максвелл Биотех»


   - Как много средств уже проинвестировано?
   - Каждый проект имеет абсолютный объем инвестиций. Например, в одну из наших портфельных компаний на первом этапе мы проинвестировали несколько сотен тысяч долларов, инвестиции на следующем этапе – уже несколько миллионов долларов. Это особенность биотехнологических компаний: инвестиции носят дискретный характер и проходят в виде раундов. Фактически, мы проинвестировали немного, а вот коммитменты (т. е. зарезервированные средства) составляют уже несколько десятков миллионов. В сентябре мы хотим закрыть очередную сделку, так что получится, что проинвестированные и зарезервированные средства составят примерно 25-30% от общего объема.

   - Каков объем средней инвестиции и как строится траншевая система инвестирования для биотехнологических компаний?
   - Процесс развития биотехнологических компаний включает в себя проведение экспериментальной работы в рамках доклинических исследований, а затем клинических испытаний для определения эффективности и безопасности лекарственного кандидата. Траншевая система инвестирования предполагает привязку нового раунда финансирования к достижению успешных результатов предыдущего этапа. На раннем этапе развития проекта мы вкладываем от нескольких сотен тысяч долларов, на поздних – до $3-5 млн. По опыту, средний объем инвестиций в проект колеблется от $3 до $5 млн.

   - Сколько компаний Вы уже проинвестировали?
   - На данный момент мы проинвестировали уже несколько компаний. В нашем портфеле есть проект по разработке терапевтического моноклонального антитела для лечения онкологических заболеваний, по созданию новых медицинских лазерных систем для хирургии мягких и твердых тканей, по исследованиям в области лечения туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью микобактерий, по борьбе с заболеваниями центральной и периферической нервной системы и, наконец, по разработке препаратов против системных заболеваний человека. Четыре компании фонда уже вошли в биотехнологический кластер Фонда «Сколково». В сентябре мы планируем закрыть еще одну сделку.

   - Как проходит и сколько длится экспертиза проектов?
   - Экспертиза – это длительный и очень затратный процесс. Она включает в себя оценку научно-технологической основы проекта, рыночного потенциала разрабатываемого продукта, защиты интеллектуальной собственности (IP) как главного нематериального актива компании, анализ финансового, календарного и операционного планов развития. Средняя продолжительность экспертизы проекта – около полугода. Одним из самых важных аспектов является научная экспертиза: российская и международная. Мы обязательно проводим экспертизу среди российских опинион-лидеров, а также показываем проект нашим зарубежным коллегам и экспертам. Параллельно проводится анализ потенциальных рыночных возможностей продукта и оценивается защита IP. Получив результаты всесторонней экспертизы, мы решаем принципиальный вопрос: интересен ли нам данный проект. Если да, то начинается процесс определения финансовых условий сделки и ее юридическая упаковка.

   - Каковы еще инвестиционные критерии фонда?
   - Очень важен человеческий фактор. При управлении мы используем hands-on менеджмент, практически вся команда фонда в регулярном, еженедельном режиме обсуждает перспективы проекта, решает его проблемы. Для диверсификации рисков мы рассматриваем инвестиции и в проекты ранних стадий (например, проект по разработке моноклонального антитела для лечения онкологических заболеваний), и в проекты, находящиеся на поздних стадиях клинических испытаний (проект в области лечения туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью микобактерий).

   - Какие факторы влияют на выкупаемую долю в портфельной компании?
   - На размер доли фонда в портфельной компании влияют объем запрашиваемых инвестиций, текущая стоимость интеллектуальной собственности, емкость целевого рынка и потенциальная оценка возможного финансового результата при выходе из компании.

   - Есть ли у Вас представление, когда могут произойти первые выходы фонда?
   - Выход может произойти в любое время. Мы стараемся быть транспарентными, постоянно информируем возможных стратегических партнеров о результатах, достигнутых нашими портфельными компаниями. Самый долгий путь к выходу – продажа компании на этапе вывода зарегистрированного продукта на рынок, но возможности выхода могут возникнуть на любом этапе развития проекта. На западе фармацевтические компании, как правило, приобретают биотехнологические компании или права на продукты еще на этапе ранних клинических испытаний, они готовы делить риски с венчурными фондами и другими инвесторами, финансируя завершение клинических испытаний и выход препарата на рынок. У нас в стране пока такой практики не сложилось.

   - Что, помимо денег, получают Ваши портфельные компании?
   - Как я уже говорил, мы принимаем активное участие в развитии своих портфельных компаний. Мы помогаем с менеджментом проекта, предоставляем юридическую поддержку, в том числе, в вопросах защиты IP. Помогаем выбрать контрактные организации для проведения доклинических и клинических испытаний, осуществляем PR-поддержку.