ВЭБ пожинает плоды беглого банкира Александра Гительсона

ВЭБ пожинает плоды беглого банкира Александра ГительсонаГоскорпорация судится с Агентством по страхованию вкладов из-за Инкасбанка

Инкасбанк беглого банкира Александра Гительсона (бывший владелец банка ВЕФК), от которого в 2008 году пострадал 1 млн пенсионеров Ленинградской области, стал яблоком раздора между двумя опорными для финансового рынка государственными корпорациями. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) затеяло необычное судебное разбирательство с Внешэкономбанком (ВЭБ) из-за 21,3 млн рублей, исчезнувших из Инкасбанка, председателем совета директоров которого как раз и был господин Гительсон.

В 2009 году кредитная организация лишилась лицензии. ЦБ обнаружил там чуть ли не полный комплект нарушений. Регулятор вменил Инкасбанку неисполнение законов, липовую отчетность, несоблюдение нормативов достаточности капитала и размера собственных средств, а также неспособность удовлетворить требования кредиторов. Банк перешел под конкурсное управление АСВ. Казалось бы, причем тут ВЭБ?

Как выяснили «Известия», причиной спора двух госкорпораций стали 21,3 млн рублей, которые Инкасбанк потерял больше трех лет назад в Армении. Дело в том, что эти деньги (точнее, эквиваленты данной суммы в долларах и евро) с 3 по 12 декабря 2007 года частный клиент Инкасбанка, находясь на территории бывшей советской республики, снял в банкоматах (за 1118 операций) по просроченной карте. АСВ, которое бьется даже за копейки, чтобы вернуть их в конкурсную массу банка-банкрота, усмотрело в случившемся вину не кого-нибудь, а ВЭБа. Причина — именно Внешэкономбанк оказывал Инкасбанку услуги по сервисному обслуживанию эмиссии и эквайрингу пластиковых карт, а также маршрутизации всех сообщений с использованием Visa.

В распоряжении «Известий» есть иск АСВ к ВЭБу, направленный в Арбитражный суд Москвы. В документе указывается, что незаконные операции разрешил «хост» ВЭБа, заменив по неустановленной причине положенный в такой ситуации код ответа «операция запрещена» на другой, воспринятый банками Армении как разрешение выдать наличные через банкоматы. Притом, отмечается в иске, код ответа (N7), примененный «хостом» ВЭБа, вообще является недопустимым в платежной системе Visa при совершении операций с банкоматами. Также в иске содержится информация, что, желая урегулировать спор до суда, агентство направило ВЭБу претензию с требованием возместить сумму причиненного ущерба. Но бывший партнер Инкасбанка ответил отказом.

— ВЭБ не нарушал условия договора с ОАО «Инкасбанк» о сервисном обслуживании программ по эмиссии и эквайрингу пластиковых карт, — сообщили «Известиям» в пресс-службе госкорпорации.

В АСВ отказались комментировать ситуацию. Не дали разъяснений и в пресс-службе Visa. Хотя ранее комитет по рассмотрению споров международной платежной системы вынес заключение по данному делу, сочтя, что ответственными в данной ситуации являются также банки Армении, которые неверно среагировали на запретный код.

Любопытно, что два титана схлестнулись из-за небольшой по их меркам суммы. Интрига усиливается и тем, что иск касается банка, входившего в восточно-европейскую финансовую корпорацию финансиста Гительсона. Экс-банкир в декабре 2010 года был объявлен в международный розыск в связи с рядом махинаций, а в апреле 2011 года Мещанский суд Москвы заочно приговорил его к пяти годам лишения свободы за хищение около 500 млн рублей у депутата Госдумы Андана Музыкаева.

Кроме того, Инкасбанк замешан в громком деле по исчезновению 2 млрд рублей бюджетных средств Ленинградской области, размещенных на его счетах в 2007 году. В результате расследования обвинение по этому делу было предъявлено экс-председателю правления Инкасбанка Татьяне Лебедевой, которая затем заключила сделку со следствием и признала свою вину. Благодаря ее показаниям в качестве обвиняемого по «делу о 2 млрд» был привлечен все тот же Александр Гительсон.