Михаил Прядильников, правительство Москвы: «Мы будем двигаться быстрее, чем другие страны»

Михаил Прядильников, правительство Москвы: «Мы будем двигаться быстрее, чем другие страны»[/i] «Мы против бездумного использования рейтинга»
[/i] Сто шагов Путина оставят след в Ульяновске
[/i] «Мы против бездумного использования рейтинга»

Рейтинг Doing Business, составляемый ежегодно Всемирным банком (ВБ) и оценивающий простоту ведения бизнеса в стране, является одним из основных ориентиров экономической политики в России. Недавно российская делегация провела с ВБ переговоры о необходимости внесения изменений в методологию рейтинга. О том, что именно предложила Вашингтону Москва, корреспонденту РБК daily ЮЛИИ СИНЯЕВОЙ рассказал начальник управления координации деятельности Комплекса экономической политики и развития Москвы МИХАИЛ ПРЯДИЛЬНИКОВ.

— Михаил Владимирович, чем закончились переговоры в Вашингтоне?

— По некоторым позициям мы смогли доказать, что за последний год реформы действительно произошли. Например, коллеги из ВБ подтвердили, что количе­ство дней, необходимых для регистрации собственности, снизилось вполовину. Отчасти рейтинг важен для нас из-за обратной связи — как индикатор исполнения поручений на местах. Так вот по некоторым вопросам мы получили такую связь от ВБ: бизнес еще не подтверждает те реформы, которые мы провели.

На переговорах с ВБ мы также затронули вопрос выборки респондентов. Когда у респондентов спрашивали, к примеру, сколько времени требуется для подключения к электросетям, они начинали мучительно вспоминать, когда в последний раз это делали. Поэтому важно, чтобы банк опрашивал те компании, которые проходили ту или иную процедуру именно в момент реформы.

Мы договорились, что у нас будет прямой контакт с ВБ, что мы создадим рабочую группу. Таким образом, мы сможем активно участвовать в реформе методологии, чтобы учитывались интересы Москвы и России в целом.

— Кто войдет в эту группу?

— Мы говорим о неформальном взаимодействии. Точно войдут представители Минэкономразвития, Агентства стратегических инициатив, Росреестра, ФНС — ведомств, которые отвечают за реализацию продвижения по десяти индикаторам рейтинга. Команда столичной мэрии, конечно, тоже войдет, ведь мы отвечаем за четыре индикатора — подключение к электросетям, регистрацию собственности, получение разрешения на строительство и регистрацию предприятий.

— Что именно вас не устраивает в методологии рейтинга?

— Все десять процедур учитывают совсем небольшую часть инвестклимата. Приведу пример. Типовой объект по получению разрешения на строительство — это склад площадью около 2 тыс. кв. м. Но в Москве за прошлый год складов было построено не больше семи. А ведь помимо этого строится огромное количество офисов, транспортных развязок, жилых домов. Учитывается не все.

Замечания по поводу рейтинга звучали не только от России, и Всемирный банк с ними согласился. Внутренний аудит ВБ показал, что рейтинг нацелен на сокращение процедур. То есть логика такая — чем меньше процедур, тем лучше. Но это неправильный подход — с точки зрения безопасности и порядка процедуры важны, особенно в получении разрешений на строительство. Поэтому нужно установить какую-то планку, за которую нельзя заходить, нужна золотая середина, и Всемирный банк это понимает.

— Эксперты рекомендовали Всемирному банку отказаться от публикации сводного показателя в рейтинге и оставить только отраслевые показатели. Как вы оцениваете эту идею?

— Мы поддерживаем публикацию рейтинга в том виде, в каком он существует сейчас. Основная проблема в том, что СМИ в основном обращают внимание только на место, на котором страна находится. Они не особо задумываются над тем, какие реформы проведены для достижения результата. Страна может осуществить несколько реформ, но соседняя страна может сделать столько же. В результате положение в рейтинге не изменится и создастся впечатление, что никакого движения не было, а на самом деле это не так. То есть определенные проблемы с публикацией рейтинга существуют, но мы их не боимся, потому что считаем, что все равно будем двигаться быстрее, чем другие окружающие нас страны.

— Почему вы так в этом уверены?

— Потому что, как показывают результаты последних двух лет, активность действительно усилилась, проделана большая работа. Улучшение бизнес-климата ощущается не только в рамках Doing Business, а в целом — в создании институциональной среды, в борьбе с коррупцией и т.д. В Москве разрабатывается инвестиционная стратегия, в которой будут обозначены цели и приоритеты политики города по привлечению частных инвестиций. Она будет подкреплена детальным перечнем мероприятий по упрощению административных процедур для малого бизнеса, например через выравнивание условий доступа к аренде недвижимости, через привлечение инвесторов в развитие детсадов и больниц и других инфраструктурных проектов, где традиционно доминировали госинвестиции.

— У вас нет ощущения, что все эти улучшения касаются Москвы и еще нескольких регионов типа Татарстана, а остальные пока сильно отстают?

— Я бы не хотел комментировать работу властей в других регионах. Но хочу напомнить, что два года назад был составлен региональный рейтинг Do­ing Busi­ness, в котором Москва заняла последнее место. И было несколько регионов, например Свердловская и Ульяновская области, где губернаторы показали, что собственной активностью можно изменить положение в регионе. Есть, конечно, отстающие, которые к вопросам улучшения бизнес-климата подходят лишь формально. Но говорить, что одна Москва активно занимается этим вопросом, неверно.

— В декабре в столице в очередной раз пройдет Урбанистический форум. Какая тема будет основной в этом году?

— Развитие периферии. Идея в том, чтобы посмотреть, как в городах мы можем развивать окраины. Когда говорят о Москве, в первую очередь люди представляют Кремль, Тверскую, Охотный Ряд. При этом 90% населения горожан живут вне этой части города. Поэтому очень важно думать, как развивать ин­фраструктуру городских окраин — транспортную, социальную, парковую, чтобы они стали центрами притяжения и новыми точками роста. Это задача, которая стоит не только перед Москвой, а перед всеми мегаполисами мира.

— Вряд ли на периферии можно построить второй Кремль. Какие центры притяжения можно создать в том же Южном Бутове?

— Надо развивать качество жизни на этих территориях: создавать новые рабочие места, обустраивать парки, спортивные площадки. То есть мы должны создать пространство для общения людей, тем самым повысив социальный капитал. Когда люди могут спокойно отпускать своих детей играть на улице, зная, что там безопасно, светло, приятно находиться, где они встретят своих друзей, вот в этом, я думаю, будет успех этой стратегии развития окраин.