Рейдерская деприватизация «Кучуксульфата» - опасный прецедент для всей страны

Все чаще Кучуксульфат фигурирует в средствах массовой информации с драматическим или даже криминальным оттенком. А между тем, чтобы вывести предприятие в число лидеров, акционерам пришлось инвестировать в него 14 млрд руб. Завод успешно функционировал долгие годы, а переломный момент наступил в 2017 году.

Известно, что размер заработной платы на заводе составлял около 53 000 руб, то есть весьма высокие показатели, превосходящие среднюю зарплату в регионе почти в два раза. Не было выявлено никаких экологических, налоговых нарушений. А ещё, заводу было присуждено звание «Лучшего социально-ответственного предприятия», что налагает большую ответственность. Завод вкладывал многомиллионные средства в полезные социальные проекты, сообщает «Катунь 24».



В 2017 году началось весьма агрессивное давление на акционеров. Речь идет именно о рейдерских захватах, на совершение которых были потрачены сотни миллионов рублей. Для начала клеветнические сведения стали появляться на многочисленных интернет-ресурсах. Это стало основанием для бесчисленных проверок со стороны надзорных и контролирующих инстанций. В частности, завод подвергся проверкам со стороны генеральной прокуратуры, экологических инспекций, налоговой и прочих.

На фоне этого рейдеры выдвигали ультиматум и председателю совета директоров Гамаюнову. Их целью было заставить владельцев продать объект либо привести его к фиктивному банкротству. В ход пошли даже угрозы применения физической силы. Однако рейдерские захваты так и не увенчались успехом. Многочисленные проверяющие инстанции, активность которых стимулировали рейдеры, не выявили существенных нарушений в деятельности. Не помог даже сфабрикованный акт от Росприроднадзора. Владельцам завода удалось оспорить его в суде. В частности, пункты 23 и 28 были признаны не соответствующими действительности.

Предприятие продолжило свою работу. Выяснились и фамилии тех, кто непосредственно заинтересован в захвате этого прибыльного бизнеса. Через посредников поступило предложение от Андрея Елинсона, управляющего партнёра А-1. В соответствии с таким предложением, владельцы должны были незамедлительно приступить к переговорам относительно продажи завода. Конечно, на условиях, предлагаемых рейдерами. В противном случае были обещаны иски со стороны Генпрокуратуры, чтобы признать приватизацию предприятия незаконной. Рейдеров даже не остановил тот факт, что предприятие стало приватизированным еще тридцать лет назад и уже успело сменить несколько владельцев. Приватизация была проведена в 1992 году, а акционерами стали члены коллектива. Всего акционеров на то время было 1693.

Завод до сих пор сотрясают бесчисленные проверки, но результатов, необходимых рейдерам, добиться не удалось. Не было выявлено никаких нарушений. Последние владельцы объекта выкупали акции у прежних акционеров, начиная с 1999 года. Покупка проводилась в свободном формате на вторичном рынке с полным соблюдением законодательства. Но иск подает генеральная прокуратура, требуя изъятия акций у нынешних владельцев, поскольку, как считают представители правоохранительных органов, приватизация была незаконной. Стоит ли говорить о том, что это напрямую угрожает интересам участников трудового коллектива. В процессе судебных разбирательств они будут выступать третьей стороной, что означает возможность превращения их в материально ответственных лиц со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В Степном Озере, где находится злополучное предприятие, проживает 6000 человек. Конечно, подобная тяжба повлечет за собой социальный катаклизм, делает вывод «Медиакиллер». Степное Озеро является типичным моногородом, комфорт и процветание которого напрямую зависит от стабильности работы завода. Приходится констатировать, что государство обмануло людей, сумевших сохранить завод в «лихие 90-ые». Кроме того, отмечено то, что жители Степного Озера до последнего момента активно голосовали за «Единую Россию», то есть они доверяли государству. Есть ещё один интересный факт. После того как объект был приобретён нынешними владельцами, они вложили значительные суммы, измеряющиеся в миллиардах рублей, чтобы модернизировать производственные мощности.

Это существенные вложения, поэтому резонно возникает вопрос о том, кто будет компенсировать их, если предприятие вновь отойдет государству и станет доступным для новой приватизации. Компенсировать, конечно, будут не рейдеры, а власти за счёт бюджетных средств. Также компенсация полагается самим заводчанам, поскольку они приобретали акции по рыночной стоимости в 90-ых годах прошлого века. Всё это создаёт практически идеальные условия для рейдерского захвата, а интересы акционеров, добросовестных предпринимателей, заводчан будут нарушены. Кроме того, есть серьёзные опасения, что такая ситуация может стать прецедентом и волна рейдерских захватов прокатится по всей стране.